Category: история

выставка

О массовых беспорядках в Чите 8 октября 1980 г.

_C3P4213.jpg

В среду, 8 октября 1980 г днем в столице Забайкалья прошел сильный дождь. После него остался мокрый асфальт, большие лужи и свежий осенний воздух. Вечер был теплым, деревья начали сбрасывать листву. Закончив дневные дела, я совершал первую в своей жизни прогулку по забайкальской столице. В тот день утром я прилетел в Читу, устроился на работу, заселился в прокуренную деревянную общагу с тремя соседями по комнате и с миллионом тараканов на общей кухне. Теперь от улицы Угданской я шел к центру, на междугородний переговорный пункт, чтобы сообщить папе и маме, как у меня все прекрасно складывается.

Первое, что меня поразило – количество пьяных людей, попадавшихся мне на всем пути и обилие следов их жизнедеятельности прямо на тротуарах. В городе, откуда я приехал, не принято блевать себе под ноги, для этого существуют цветочные клумбы и газоны вдоль дороги. Это было похоже на протест. Что за тошнотворное событие случилось в забайкальской столице посреди рабочей недели, мне было непонятно, но беспорядки, однозначно, имели демонстративно массовый характер, ведь одиночным гражданам явно не под силу заблевать весь центр города

Я спустился до площади Ленина, и возле кинотеатра «Родина» свернул на ул. Чайковского. Здесь концентрация и объем луж, как естественного, так и гуманитарного происхождения, возросла. Лавируя между ними, я почти добрался до переговорного, и здесь увидел то, что заставило меня остановиться. Над одной из луж с хорошей дождевой водой, широко расставив ноги, чтобы не забрызгать брюки, склонился на водопой мужчина лет примерно сорока. По одежде и манерам я сразу узнал в нем культурного человека (сейчас таких называют либералами). Он был в приличном костюме, светлой рубашке (изначально белой) и слегка расслабленном галстуке. Но, главное, гражданин не черпал из лужи ладошками, словно какое-то человекообразное, а интеллигентно старался набрать воду сложенной вчетверо газетой, которую держал обеими руками. Удавалось ему это плохо. Мужчину сильно качало, и почти все, что он нес ко рту, из газеты выливалась на ему грудь. Человек никак не мог утолить жажду, огорченно мотал головой и предпринимал все новые попытки напиться. Наконец, "либерал" заметил, что я за ним наблюдаю, издал какие-то звуки и произвел неопределенный жест, то ли извиняясь за свою неловкость, то ли приглашая меня самому попробовать, как трудно обходиться без кружки, а затем вздохнул и с трудом произнес: "В доме уже три дня воды нет... Разогнать надо весь этот горисполком!"

Чита сильно похорошела с тех пор, как я переехал сюда из другого города. К сожалению, нельзя сказать, что и я тоже похорошел вместе с Читой, ведь прошло уже 39 лет. Но, прошу заметить, что и три десятка лет тому назад в тот день, так же, как и сегодня, 8 октября стояла отличная погода, и лужи были не замерзшими.

_C3P3283_Чкалова, в окне.jpg

выставка

Внезапно сочиненный отрывок из несуществующей повести «Буддист Прошка и Граф с гармошкой»

...
– А, ведь ты, дружок, мог гораздо большего добиться в жизни, – вполголоса произнес граф, хмуро глядя на неказистого мужичонку, переминающегося с ноги на ногу в прихожей барского дома, и мнущего заскорузлыми пальцами свой высокий треух с вышитыми на нем иностранными словами.

– Ты же, Прохор, мог стать доктором, художником, даже ученым! – Продолжал граф, нависнув большим носом над мужичком. – Ты бы мог на инженера выслужиться, начертить проект водного канала от священного Байкальского моря до Индии! Сколько бы пользы нашей Рассеюшке принес! – Граф бесновато взглянул на вконец притихшего мужичка. ¬– А ты стоишь тут теперь, и портянками воняешь! Да уж, на худой конец, мог бы хоть выучится на светописца и дагеротипы в рамочки вставлять для господ из нашего городка.

Прохор утер лоб, шмыгнул носом и попытался шутить:

– Так в нашем уезде уже же есть один фото-Граф, ваше превосходительство. Мне вашей славы не надо, я и на конюшне сгожусь…

– Ты дружок, лучше не паясничай, у тебя даже это криво получается. – Благодушно улыбнулся барин. – Клоун из тебя никакой! Не смешно шутишь. Вот ты на себя шапку дурацкую надел, золотом зачем-то ее расшил, и думаешь, что это хорошо, это полезно для ума?

– Это, Ваше превосходительство, буддийские слова, и имя философа нерусского, я через эту шапку мысли в космос запускаю.

– Мысли, глядите на него, он запускает. В космос! А они хоть есть у тебя? Мог бы и железную ракету на газовой тяге в космический эфир запустить, а ты только воздух газами портишь. Я же знаю, ты и письму научен, и грамоте, и книжки всякие читаешь. Вон и сейчас, вижу, у тебя из прорехи обложка торчит – какой-то Эразм Ротердамский… Ты что про глупость хочешь узнать? Своей тебе мало?

– Не, не мало, могу поделиться.
– Опять вздумал пошутить, холоп! – Заорал Граф, но быстро успокоился.

– Вот ты же, Прошка, вроде нормальный мужик, – продолжал он, – ты же и не пьешь ведрами, и с животными не прелюбодействуешь, и в церковь ходишь, а пользы от тебя минимум! Ну, разве что на конюшне всегда чисто. А, ведь мог бы из тебя выйти толк, мог бы! ... Если бы твоя мамаша тебя сразу дураком не родила!

– Да-а…, – с огорчением протянул граф. – Все зря, вымирает наш уезд, а тут еще эти твари на болоте развелись…
– Какие твари, Ваше превосходительство?
– Не твое дело, болван! Иди, ступай на конюшню, подмети хорошо, пару коней приготовь! Ко мне завтра два друга – братья Графоманы обещали в гости пожаловать. Поедем с ними на охоту, критиканов на болоте стрелять – развелось их там, что твоих мышей в погребе. Исклевали, изгрызли твари эти все что было у нас хорошего. Ну, ничего, мы им еще нарифмуем, мало не покажется!

– Ступай уже, наконец, – повторил граф, – да штаны себе почини, а то шапку-то вышил, а из портков Эразм твой так и торчит, как из задницы.

выставка

69 - это хорошо, а 969 - это либеральное извращение

69 - это хорошо, а 969 - это уже либеральное извращение



Господа сталинисты, с праздником! А можно минуту вашего внимания, пока вы не ушли на демонстрацию?  Хотелось бы еще раз вернуться к теме числа граждан СССР, репрессированных вашим кумиром Сталиным. Я никак не могу разобраться, кто из нас с вами историк, кто математик, а кто просто идиот.


Вот я про себя знаю, что я не историк и плохой математик. Я цифры 6 и 9 часто путаю, а ноль для меня вообще ничего не значит (я так и говорю иногда: «Этот историк для меня полный ноль»). Но мне кажется, что я все рано не идиот, а вы пытаетесь все время его из меня сделать.

Вот, например, гражданин в балаклаве, с неприметной фамилией Степанов, предлагает не «плясать на костях», а изучить труды историка Земскова, и с радостью принять цифру 680 тыс. человек, расстрелянных в период с 1926 по 1953 год. Конечно, я понимаю, танцевать на похоронах  680 тыс. мертвецов не так весело, как плясать на поминках 20 млн. репрессированных, из которых  2 млн. погибли в лагерях (цифры многих других исследователей, приведенные в фильме Дудя про Колыму). Но вообще-то, о плясках, кроме вас, сталинисты, никто и не думает.

Но у меня вопрос: скажите, товарищи адвокаты Сталина, а как вы полагаете, почему в школьном учебнике истории, например, нет нормальных официально опубликованных государственных цифр количества репрессированных в период сталинского правления? Почему надо выискивать и читать каких-то Земских, Подземских, Туземских, Среднеземских и прочих Околоземских академиков, чтобы вычислить и узнать правду.  А почему эту правду вообще, собственно говоря, приходится вычислять и почему ее прячут, как вы думаете? Почему до 1980 года данные о репрессиях были засекречены? А потом их рассекретили, а там ­– ххха, пустяки! – Мелочи какие-то, зря, оказывается, засекречивали.

Если поверить вашим цифрам - 680 тыс. за 27 лет, то получится, что в этот период ежедневно в среднем расстреливали всего-то по 69 человек.  При том, что от простого гриппа ежегодно умирает по 650 тыс. человек в мире. Да что, грипп! В России, уже в наше время в 2018 году в ДТП погибало по 45 человек в день! И никто же не скрывает цифры, и не вопит про автомобильный геноцид.

А для чего, скажите, списки репрессированных было засекречивать, если они со списком умерших от гриппа соизмеримы? И зачем, главное, было Хрущеву вообще факт репрессий на съезде разоблачать? Незаметная же толпа покойников получается, чего орать - то? Вот вы над этим не задумывались?

Я вас уверяю, если бы среди репрессированных не было известных имён - того же Королева, - чего уже нельзя не скрыть никоим образом, то ваш  историк-академик цифру снизил бы вообще до 680 человек, и доказал бы, что все эти люди сами застрелились по неосторожности.

Так, слушайте, а может быть это сам Н. С. Хрущев - и не историк и не математик, а просто идиот. Взял и придумал про массовые репрессии и с трибуны всем нарвал, чтобы власть свою укрепить! А потом ещё и Крым отдал!
выставка

Фото Граф и Мужичок

Внезапно сочиненный отрывок из несуществующей повести «Буддист Прошка и Граф с гармошкой»


... – А, ведь ты, дружок, мог гораздо большего добиться в жизни, – вполголоса произнес граф, хмуро глядя на неказистого мужичонку, переминающегося с ноги на ногу в прихожей барского дома, и мнущего заскорузлыми пальцами свой высокий треух с вышитыми на нем иностранными словами.

– Ты же, Прохор, мог стать доктором, художником, даже ученым! – Продолжал граф, нависнув большим носом над мужичком. – Ты бы мог на инженера выслужиться, начертить проект водного канала от священного Байкальского моря до Индии! Сколько бы пользы нашей Рассеюшке принес! – Граф бесновато взглянул на вконец притихшего мужичка. – А ты стоишь тут теперь, и портянками воняешь! Да уж, на худой конец, мог бы хоть выучиться на светописца и дагеротипы в рамочки вставлять для господ из нашего городка.

Прохор утер лоб, шмыгнул носом и попытался шутить:

Collapse )

выставка

Медина Касабланки

_K5A0065.jpg
19.02.2019

Днем мы отправились в старую часть города, обнесенную стеной, ее по-арабски называют «мединой». Едва зашли в квартал, как тут же примагнитили к себе засохшего шестидесятилетнего араба, к несчастью знающего русский язык. Служил, говорит, на море, третьим помощником капитана. Старик моментально вычислил наиболее отзывчивого из нас – Алексея, и слово за словом стал оплетать его паутиной разговоров, явно планируя в итоге высосать какую-то свою выгоду.

Минут через десять стало очевидным, что паук-мореход уже не отвяжется, будет преследовать нас до ночи, и случится чудо, если удаться хотя бы не впустить его в наш гостиничный номер.

Сперва показалось, что у старого моряка только одна невинная цель – затащить нас в аптеку, где, как он сообщил, работает его дочь. Но вскоре выяснилось, что спектр предлагаемых услуг намного шире.

– У меня есть хороший друг, его можно поебать. Хотите? – Предложил добрый дедушка.

Collapse )

выставка

Пиренейские городки

 Очаровательные крошечные испанские городки, затерянные в Пиренеях, живописны и вписаны в горный пейзаж так, будто их создала сама природа. В городках этих царит тишина и покой, а от домов, стены которых искусно сложены из дикого камня, будто исхдит дух крепости, надежности и многовековой старины. Хотя далеко не все дома действительно древней постройки. Просто стиль выдерживается и в современных строениях.



Collapse )
выставка

Десять лет - не срок

Команде «Gobike» 10 лет
Как объединить такие разные мероприятия как спортивная тренировка и юбилейный банкет по поводу десятилетия команды «Gobike»? Как утомительный трехдневный велопоход в жестком графике совместить с трехдневным пиром, противоречащим всем нормам ЗОЖ. Любой здравомыслящий и достаточно трезвый человек скажет, что подобное невозможно или неразумно.

А вот и не надо быть таким педантом «здорового образа жизни». Паталогически разумные в команду «Gobike» не попадают. Нам нужны другие герои – те, ктоCollapse )

выставка

Про забайкальских экстремистов


Начало здесь: Глава 1


31 августа
«Экстремисты»

    Следующая ключевая точка нашего маршрута – село Доно Калганского. Рядом с деревней находится карстовая пещера Донинские подземные галереи, вот к ней мы и держим путь.  А пока что собираемся…

Collapse )

#Подикимстепямзабайкалья
выставка

Мульдайский метеоритный кратер


Начало здесь: Глава 1

28 августа
Мульдайский метеоритный кратер

    Ночью я проснулся от зловещего прерывистого шороха. Рядом с моим затылком, правда снаружи палатки, за тканью орудовала наглая мышь. Это очень страшно, когда в гробовой тиши ты просыпаешься от того что какая-то крыса величиной с собаку вот-вот откусит тебе голову. Следом проснулся Коля, ­он замерз, вылез из спальника и принялся надевать теплые вещи, Еще бы, на дворе похолодало до нуля градусов, небо полностью очистилось от туч и облаков, и оттуда повеяло ледяным космосом. На траве и велосипедных седлах образовался тонкий слой инея. Наверное, как раз в одну из подобных августовских звездных ночей, несколько тысяч лет назад в атмосферу Земли ворвался большой метеорит, светящимся шаром пронесся над долиной Мульдая и врезался в поле, до смерти напугав страшным ударным спящих зверей, птиц, первобытных людей и предков той самой мыши, что сегодня напугала меня. Утром мы отправимся искать место падения Мульдайского небесного тела.

    Сегодня, в этой главе отчета мы таки его увидим. Мы уже собираемся…
Collapse )
выставка

Китайцы – они и в Австрии китайцы



    Готов поспорить: нет другой такой нации, представители который любят фотографировать и фотографироваться больше, чем китайцы.  Снимают они все подряд и безостановочно. Я это понял давно, но с каждым днем мое убеждение крепнет. Особенно ярко эта китайская, почти паталогическая страсть проявляется в ограниченном пространстве, на фоне других людей, когда в одном  месте собираются представители разных народов.      Допустим, на экскурсии. Скажем, на теплоходе. Например, по Дунаю… Кстати, про Дунай. До этой нашей поездки в Словакию, а затем в Долину Вахау я Дуная никогда не видел, и знал о нем лишь из школьного курса географии и из популярной в 70-е годы песни про мадьярку, которая бросила в воду венок:

Collapse )