?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Такла-Макан – Тибет плюс Кайлас

Экспедиционный отчет о путешествии 2010г
через пустыню Такла-Макан, хребет Кунь-Лунь и Тибетское нагорье к горе Кайлас
в дневниковых записях, фотографиях и «картинах маслом»

Продолжение.    Начало здесь

Фильм об экспедиции
Карта экспедиции


В этой части отчета мы едем уже по Тибету, по плато Чантанг



23 апреля.  Девятнадцатый день маршрута

Тибетские миражи
    Первая наша ночь в Тибете выдалась морозной. Наверное, иначе быть и не могло на высоте 4800 с лишним метров. Воздух остыл до – 10С, зато ветер к утру полностью стих. Из спальника, пусть даже и сырого, вылезть совсем не хотелось, но… с первыми лучами солнца в 8:10 мы уже тряслись по неумолимой дорожной гребенке.
    Вслед за восходом солнца поднималась и температура. В 10 утра она достигла – 4С, а еще через час – уже +4С. Но, вода в пластиковой бутылке все еще не таяла.
    Поднебесная трасса, проходя примерно на высоте 4800 метров, пролегла по широкой равнине, очень гуманно огибая горные кряжи.

1. Начался новый день...


    Кроме ужасного качества самой дороги, ничто не мешало любоваться тибетским пейзажами – горами, окружающими долину, частично оттаявшими озерами, постоянно меняющимся небом.

2. Замерзший водоем


    Ландшафт, кажущийся на первый взгляд совершенно непригодным для жизни, тем не менее, оживлялся табунами мелких антилоп дзеренов, периодически появлявшихся в поле зрения. Животные возникали как-то неожиданно, они очень хорошо сливались с местностью.

3. Антилопы дзерены


    Мне хотелось первым их заметить, но каждый раз глазастый Иваныч всех опережал и информировал уже почти без эмоций: «А вон, еще скачут…». Как будто это табун не диких антилоп, а стадо домашних коз за деревней.
    Несколько часов я визуально исследовал совершенно убогую растительность и крутил в голове вопрос: «Интересно, а как копытные здесь выживают? Травы, ведь, практически нет».

4.


5.



    Ровно в 12 часов задул сильный встречный ветер. Очень сильный. И тема выживания мелкого рогатого скота в Тибете меня сразу перестала волновать. И все другие проблемы – тоже, за исключением одной: как противостоять жуткому напору стихии. Стало холодно. Я поддел кофту из полара, посмотрел на альтиметр (4875 м), пониже пригнулся к рулю и посильнее нажал на педали.
    Примерно час мы таранили лбом стену из «твердого воздуха». Затем невидимый противник сменил тактику боя. Не сумев полностью остановить движение нашего отряда, ветер с пущей силой задул сбоку. Вступив в военный союз со стиральной доской, он попытался просто-напросто выбросить нас с дороги. Это ему отчасти удалось. Сначала он сбил Шамана в момент, когда его велосипед подскочил на высокой кочке. Потом завалил Амида.

6.


    За последующий час мы проползли километра два – два с половиной и доехали и на последнем издыхании до нашего джипа. Водитель Чен и Тёма подживали нас, остановившись возле неглубокого искусственного оврага вблизи дороги.
    Мы слезли с велосипедов, поставили их на подножки. Один за другим «кони» от ветра тут же повалились на землю. Пришлось их там и оставить.

7.


   Наконец, можно поднять голову и оглядеться по сторонам. Вдалеке виднеется большое озеро. Его водную гладь невозможно зафиксировать глазом. Над поверхностью водоема колышется марево, в котором то проявляются, то вновь растворяются очертания гор, на дальнем берегу озера.

8.


9.


10.


    Это – типичный мираж, который, как я думал, случается только в раскаленной солнцем местности, но никак, ни в промерзшей высокогорной пустыне.
Там же по берегам озера носятся бешеные пыльные вихри.

    На дне ямы парни установили горелку, и кое-как укутав огонь от ветра, стараются вскипятить воду. Я тем временем распаковываю штатив и с телевиком начинаю охотиться за тибетскими миражами.
    Довести воду до кипения долго не удается, принимаем решение не тратить время зря, и вместо чая завариваем сублимированный брусничный морс (напиток, прекрасный и по вкусу и по цвету).

    Доктор Игорь возится с Ченом. У шофера яркие симптомы горной болезни. Высоченное давление, пульс 120. Чену очень плохо, лицо перекошено от головной боли и от страха умереть.

    Два часа в течение обеда (с 13:25 до 15:20) мы пребывали в надежде, что ветер вновь переменится и станет попутным. Но, не тут-то было. Дорога по-прежнему «колбасит» нас своей гофрой, а ветер продолжает попытки спихнуть на обочину.
Высота местности понемногу растет, но в рельефе это почти не выражается. Ветер – гораздо большее зло.
К нашей радости рядом с основной трассой, напрочь раздолбанной, появляется боковая «степная» дорога. Она сильно вихляет, но зато по ней можно ехать, а не скакать.

11.


    В шесть вечера, «утомленные ветром», мы начинаем подыскивать место для лагеря. Дружно вглядываемся вдаль, выискивая хоть какое-то укрытие на этой абсолютно плоской «крыше мира». К горам ехать очень далеко, – они расступились широко по сторонам.

12.


13.


    Вблизи обочины из земли торчит небольшая бетонная плита. Похоже, что это обелиск на могиле. Кто же не выдержал этой дороги? Может быть, один из ее строителей?...

14.


   
    Замечаем, наконец, выемку в земле (видимо, оттуда гребли грунт, подсыпали трассу), и с радостью сворачиваем к этой яме. Потому что сил искать что-то другое уже нет.

15.


    Палатки треплет ветром, вырывает из рук. Мы приваливаем их камнями, а ужин уже не пытаемся варить на улице, готовим в «избе».

16.



    Чену все так же плохо, даже еще хуже. Наш лагерь стоит на высоте почти 5000м. Водитель сидит в джипе и дышит кислородом. Оказывается, китайцы экипировали машину сопровождения кислородной подушкой. Очень не хочется, чтобы у обочины появился еще один обелиск. Игорь возится с Ченом, измеряет давление, кормит его таблетками.

17.


    На дворе тем временем начинаются настоящие чудеса. Небо опускается на Крышу мира! Огромные белые облака – во много раз большие, чем тибетские горы, – ложатся прямо на землю, утюжат плоскую равнину и растекаются по ней.

18.


19.


   Низкое закатное солнце высвечивает каждый камушек на дороге и зажигает ярким светом красный холм напротив наших палаток. Это настоящий праздник суровой тибетской природы.

20.


21.


    А завтра будет праздник у лично меня. Сегодня ночью, 24 апреля мне исполнится 52 года. Я никак не напоминаю об этом, а перед тем как уснуть представляю завтрашний день: как ни в чем не бывало, я помалкиваю до вечера, а на ужин достаю бережно хранимую бутылку водки, и говорю ничего не подозревающим друзьям: «Ну, а что, может быть по чуть-чуть!? Есть повод…».

22.


Т – 54,4 км
t – 5:53
t общ. - 115:08
A – 9,25 км\час
М – 20,9 км\час
D – 1454 км Высота ночевки: 4940 м
Температура воздуха: утром –10С, днем +4С





24 апреля. Двадцатый день маршрута


Двадцатый день похода и 52-й день рождения
     Я вроде бы как проснулся, пошевелился в холодном сыром спальнике и приоткрыл левый глаз. Я без часов чувствовал время и знал, что пора вставать, одеваться и куда-то весь день ехать, до вечера ничем себя не выдавая, что я сегодня именинник. Пока я успел это подумать, Андрюха вытащил руку из своего спальника, обнял меня и громко прошептал:
   – Саня, с днем рождения тебя!
    Яркий свет фонарика окончательно разрушил мой план. Все жители нашей палатки, а затем и соседи один за другим поздравили меня с завершением еще одного года жизни.
    – Хорошо, Саня, что ты есть у нас!
    – Хорошо, что у меня есть бутылка водки!
    – А у нас тоже есть кое-что, – сообщил Серега. Мы готовились!
    Теперь у команды с самого утра совершенно точно определился план на вечер. Хорошо бы добраться до поселка, который по неточной информации стоит где-то на нашем пути в пределах 70км.  Достаточно далеко, но досягаемо. Сведения о жилье, однако, у нас лишь предположительного характера.
    Выезжаем в 8:30. Утро прямо-таки морозное. На дворе целых минус десять. Землю участками то ли припорошило инеем, то ли присыпало снежком.

23.


24. Рома Коробков


25.


   В небе нет никакого  постоянства. В одних местах оно высокое, и перистые облака тянутся в синеве над гребнями гор. В других местах такое впечатление, будто небо лежит прямо на земле. Облака, похожие на гигантские растрепанные  ватные комья не плывут по воздуху, а тащатся по грунту, оставляя на нем свежие снежные следы. Низкие тучи то расступаются, – и тогда по склонам гор ползут солнечные пятна, – то вновь заволакивают и вершины.

26.


27.


28.


29.



    Основная трасса, как всегда отвратительная. Но, как подарок на день рождения, рядом с ней наезжены боковые дороги. Впервые за много дней можно вновь почувствовать скорость и удовольствие от езды на велосипеде вместо скачек на «отбойном молотке».

30.


    Однако через 20-25 км подарок заканчивается, и мы вновь вынуждены выехать на гравийно-гребенчатый «хайвэй». Тут мы настигаем джип Чена. Наш шофер стоит возле китайского сломанного грузовика и разговаривает с его водителем. Чен совершенно счастлив. Он узнал, что через 50 км находится фанза. То есть там есть шоферская ночлежка, и наверняка еще и дорожная харчевня. По карте выходит, что фанза стоит на большом озере, как раз там, где мы и надеялись.
     Это прекрасная новость. Теперь у нашей команды есть не просто план, а конкретная цель.
    – Так, парни, – говорит Серега, – есть возможность культурно провести вечер. Надо поднажать и потерпеть. Обедать не будем, времени не хватит, поедем на сникерсах.

31.


32.


    Первые 20-30 километров после радостного известия терпелись легко. Потом стало терпеться трудно.
    В 16 часов задул сильный ветер, разумеется, в грудь. (Это, кстати, можно считать еще одним подарком, – ветер начался на четыре часа позже обычного). Терпеть стало невозможно. Мы как раз миновали красивое, наполовину оттаявшее горное озеро с бирюзовой водой.

33.


34.


    За озером дорога пошла в гору, к перевалу. Тут мы остановились. Настало время ланча. Сникерс да вода – наша еда.
    Остановка случилась в удачном месте, потому что поблизости пасся целый табун диких куланов. Животные не были чересчур пугливы, но, все же, осторожны, и слишком близко к себе не подпустили.

35. Куланы


36. Вожак табуна


    Кроме этих ослов нам периодически попадались небольшие группы и других копытных, разгуливающих по межгорным долинам. Причем, не только дзеренов, но также и антилоп с длинными кручеными рогами. Постепенно мы перестали удивляться этим встречам.

    Последний участок подъема дался с особым напряжением. Мало того, что ветер не унимался, так и высота перевала оказалась 5168 м (то есть практически как Китайдабан (5190м) на границе с Тибетом).
    На спуске тоже пришлось потрудиться, противоборствуя встречному ветру. Но, зато вскоре открылось озеро и постройки на берегу.
    Часть строений была затоплена и торчала из воды (льда) довольно далеко от берега.

37.


    В 17 часов мы въехали в поселок. Фанза в целом выглядела довольно «бомжевато», но здесь жили люди (буквально несколько человек), стояли на отдыхе несколько бензовозов, пара большегрузных грузовиков, имелась столовая и ночлежка при ней. Все это  указывало на то, что вечер
однозначно "будет томным".

38. Слева направо: Именииник, Серега Якунин, Дима-Амид




Томный вечер
    Погода тем временем готовила какой-то нехороший сюрприз, снежные тучи повисли совсем низко над землей и почти скрыли из виду окружающие озеро горы. Пронизывающий ветер стал особенно холодным.

39.


    Но, нам этот вызов природы был как бы уже «по барабану». У нас намечалось застолье с китайскими блюдами, по которым мы уже соскучились. А стая местных ворон вяло перелетала с места на место в предвкушении скорых объедков. Зря, однако, птицы рассчитывали на какие-то остатки еды. Мы были очень голодны!
    Пока в харчевне варился, нарезался и жарился наш праздничный ужин, парни отправились на берег озера ставить палатки. Мне, как имениннику не было позволено участвовать в этом деле; в этом явно усматривался на какой-то торжественный заговор.
    Я пошел откапывать в куче груза заветную бутылку.

    В восемь вечера мы сели за стол, и хозяйка харчевни стала подносить блюдо за блюдом.

40.


41. Банкетный зал - общий вид


    – Подождите жрать, давайте сначала поздравим Сашу, – сказал Серега.

    Я получил совершенно неожиданный и даже, можно сказать, не заслуженный подарок – «тибетскую танку» «Гуру и дети».

42.


   Я немного засмущался (из вежливости, конечно), но друзья успокоили:
    – Ничё, ничё, нормально. – Ну, типа я на самом деле тут старший по возрасту.

    Приступили к чинной трапезе…, правильнее сказать стали мести со стола все под чистую. Так быстро, что разговаривать было некогда. Ввосьмером мы сожрали совершенно немыслимое количество разной еды да плюс еще по небольшому тазику традиционного китайского риса с яйцом. Из тазиков ели уже вяло, откинувшись на спинку стульев, кряхтя и вздыхая. Большим усердием отличились Игорь и Рома. Их стараниями почти весь рис тоже закончился.
    Когда, через два часа еды на столе не стало, перешли к чаепитию и беседам. Дивно откушав, «на трибуну взошел» доктор Игорь и стал держать речь, напоминающую проповедь.

    Картина маслом… нет, пожалуй, на этот раз "писать маслом" не придется; имеется в наличии фотокартина «Проповедь доктора»:

43. "Ох, страшно чё…"


    – Завидуйте Александру! Большое это счастие – встретить день рождества своего не в суете мирской, привычной, а на чужбине диковинной, в кругу братьев своих по духу, однако…. Вот именно так – пускай в лачуге, но в тепле, и не с «космическим» порошком съедобным, а с пищей земной, человечьей….
    Но, говорю вам, сыны мои: бедой чревато обжорство немереное! Покарает вас Господь за чревоугодие, о-ох, покарает – попомните мое слово! Нынче уже настигнет вас дрыщ диарейный, да колики желудочные, – истину глаголю вам! И нет таблеток таких в аптечке моей, чтобы грех с живота снять. Да и на всей Земле не сыскать такой «смекты», чтоб способна была в утробе вашей алчной цельный пуд крупы рисовой, да с дюжиной яиц, да с ведром капусты в придачу от буйства успокоить!


   Написать дальше простыми словами:  "Мы вышли из харчевни" – это будет не правильно. Мы оттуда выползли обалдевшие с тяжелыми животами и мыслями, как это все переварить. Может, и не все, но я точно именно так себя чувствовал. Ну, конечно, и слегка выпил, хотя все вместе  мы  даже бутылку не прикончили.
   На автопилоте залез в спальник.
    Посреди ночи началось сбываться страшное предсказание доктора. Пора была вспомнить, где лежит туалетная бумага. Вспомнить необходимо было очень быстро, без промедления…

Т – 64,27 км
t – 6:04
t общ. - 121:17
A – 10,55 км\час
М – 24,4 км\час
D – 1519 км Высота ночевки: 5150 м
Температура воздуха: утром –10С, днем около 0С


Продолжение. ч 23

Содержание Отчета (Предыдущие главы)

1.Втупление (Вместо предисловия)
2. Глава 1. Замут, или «А почему именно в Тибет?»
3. Глава 2. Заезд. Поезд Чита-Пекин
4. Пекин
5. ПоездПекин –Урумчи. Автобус Урумчи – Лунтай
6. Глава 3. Такла-Макан. 1-й день маршрута. Царство пыли
7. Такла-Макан. 2-й день маршрута. Царство песка
8. Такла-Макан. 3-й день маршрута
9. Такла-Макан. 4-й день маршрута
10. Такла-Макан. 5-й день маршрута
11. Окончание этапа «Такла-Макана». Глава 4. Древние оазисы Ния - Хотан. 6-й день маршрута
12. Оазисы. Город Хотан и другие оазисы. 7-й день маршрута
13. Оазисы. 8-й день маршрута
14. Ечен. 9-й день маршрута
15. Глава 5. Хребет Кунь-Лунь. 10-й день маршрута
16. Хребет Кунь-Лунь. 11-й день маршрута
17. Хребет Кунь-Лунь. 12-й день маршрута
18. Хребет Кунь-Лунь. 13-й день маршрута
19. Хребет Кунь-Лунь. 14-й и 15-й дни маршрута
20. Хребет Кунь-Лунь, Аксайчин. 16-й день маршрута
21. Аксайчин – плато Чантанг (Тибет). 17-й и 18-й дни маршрута
22. Тибет. Плато Чантанг. 19-й и 20-й дни маршрута

Комментарии

lesnyanskiy
9 фев, 2012 00:36 (UTC)
Нет, Миша, я не обещал, что приеду. Я у нее просто спрашивал: "Когда открытие?" потому что планирую в Москву 23 числа. Не совпало :)
Как вообще мероприятие?
mb_world
9 фев, 2012 10:53 (UTC)
В целом получилось хорошо.
Успел даже короткое интервью для ТВ дать )

Календарь

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars