lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Category:

Пост не для всех

    Я точно знаю, что среди гостей этого моего блога есть читатели, которые любят поэзию, разбираются в ней и даже сами пишут стихи. Я написал в заголовке «пост не для всех», имея ввиду, что тем кто терпеть не может рифмованные слова, читать дальше не обязательно. … Ну, разве что из любопытства… Потому что я сейчас расскажу немного (совсем немного и не утомительно) о человеке – поэте и писателе, довольно известном в литературных кругах , – дружбой с которым я дорожу уже тридцать лет. Кстати сказать, я сам не являюсь ни знатоком, ни ценителем ни даже любителем поэзии. В общем-то я запросто могу сочинить стишок, срифмовать какую-нибудь ерунду, но это несерьезно. А вот мой друг – профессионал. И, как бы волей-неволей я изредка вынужденно прикасаюсь к настоящей поэзии. Вот и на этот раз в сети появилось две его работы, которые участвуют в ежегодном российском конкурсе переводчиков. Вот, делюсь ссылками:

1. Перевод с болгарского
2. Перевод с вьетнамского


    А потом я подумал: а почему бы мне в блоге не познакомить своих френдов со своим старинным другом, с человеком, которого я люблю….

    В общем, история такая. В Читу я приехал в октябре 1980 г., устроился в Геологосъемочную экспедицию. А еще ближе к зиме в мою комнату в общаге подселили Колю Переяслова. Он только что вернулся с полевых работ геологической партии, где работал завхозом. Оказалось, что мы с ним почти земляки. Николай тоже родом с Украины, из небольшого шахтерского поселка Родинское в Донецкой области. Немного старше меня, успел поработать на шахте, отучится на геолфаке в Питере до третьего курса, бросить институт и уехать в Забайкалье… сейчас даже не могу вспомнить почему именно в Забайкалье и зачем. А вообще-то стремлением Николая была не геология, а как раз таки литература. Еще в школе он печатал стихи в местной многотиражке, … но почему-то поехал поступать в Горный институт….

    С Колей мы быстро и очень сильно сдружились. У своих родителей я единственный ребенок, а Коля без преувеличения стал мне как старший брат. Людей с таким, как у Коли чувством юмора, я встречал не много. Это он мне говорил: «Да не грусти ты так отчаянно, найдем мы тебе бабу!», когда я расстался с девушкой.
И это к нему я специально взял срочно отпуск и поехал куда-то на оз. Селигер (тогда Николай уже уехал из Читы) чтобы первому пожаловался что и «другая баба» от меня ушла (это когда меня бросила невеста).
    Кроме нас с Колей в комнате деревянной общаги по ул. Угданской, жило еще 1 млн. тараканов, но это соседство не мешало нашему поэту писать рассказы и делать первые переводы иностранных поэтов. Помню, какая-то газета «Комсомольская правда» объявила конкурс на лучший перевод какого-то английского поэта. Я сделал подстрочник (дословный перевод), а Николай по нему написал поэтический, и отправил в редакцию. Не помню автора, тем более сами стихи, но смысл стихотворения был такой: «Все слова о любви уже давно сказаны и пересказаны… столько раз они оборачивались обманом…, но я не могу ничего другого тебе сказать, кроме слов: «Ты моя любимая…»». Все это, конечно, более поэтически :).
    Сам себе удивляюсь, но я до сих пор помню фрагмент переясловского перевода:

Я не стану умножать вранья
Нету слов, не уличенных в фальши
Кружит пошлость стаей воронья,
Предвкушая откровенья наши…


Наверное, потому помню, что газета этот отрывок опубликовала с комментарием: «… А второе место в конкурсе занял Николай Переяслов из Читы…».

    В общем, Николай, следуя по пути своей цели, уехал из Забайкалья, через какое-то время поступил таки в московский Литературный институт им. Горького.

    Потом наши пути, как говориться, «немного разошлись». Однажды я приехал в Москву (наверное, это был 1985-й год), нашел Колю в литературной уже общаге, но как-то почувствовал (или мне показалось), что ему теперь не до меня. Само-собой так получилось, что общаться мы стали редко, но в принципе «следили друг за дружкой». Я был в курсе его творчества, немного – его личной жизни, знаком с женой, дочкой…. Так же знал, что был период, когда Николай едва не ушел от мирской жизни в православные священники….
 
    Пятнадцать лет Николай Владимирович Переяслов проработал секретарём Союза писателей России, по сути стал одним из первых людей в творческом союзе. Но, зарплата, как я понял там совсем символическая. Николай зарабатывал в основном переводами, гонорарами, иногда писал на заказ книги для других платежеспособных «авторов». Ну, типа, как в свое время Л.И. Брежневу написали «его» книгу «Малая земля». (Нет, нет, это не Переяслов за Брежнева писал!).  Поэтому, когда из московской мэрии позвонили с предложением поработать помощником Ю.М. Лужкова, Николай Владимирович не отказался. Работа заключалась в том, чтобы генерировать идеи различных выступлений, готовить встречи. Однако проработать пришлось не долго, - лишь года два-три (известно почему).
    И вот, с недавних пор мой старинный друг зарабатывает исключительно творчеством. И вот я искренне хочу чтобы ему тут сопутствовал успех. А конкурс переводчиков, о котором я написал выше – это один из путей к успеху.
    Удачи и Победы, Дружище Николай!
Tags: Чита - а это где!?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments