lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Category:

Интервью с *Директором Походов*

.
"Директор Походов" - Сергей Якунин
В этом интервью он дает ответы на многие из тех вопросов, которые задаются читателями отчета "Такла-Макан - Тибет плюс Кайлас" о команде "Gobike" и о нашей "крайней" экспедиции . Серега очень четко,-  лаконично, и в то же время емко обо всем рассказывает.  Я прочитал интервью с большим интересом

Газета "Земля" Выпуск № 24 от 16.06.2011 г.

«НАСТОЯЩИХ БУЙНЫХ МАЛО»

Смелость, выносливость, юмор – команда «Gobike» о составляющих экстремальног о отдыха

Так уж получилось, что о команде путешественников «Gobike» из Забайкалья знают гораздо больше за его пределами. А все потому, что эти смелые парни давно выросли из «детских штанишек» и научились удивлять весь мир своими беспрецедентными «выходками». Велопоход по самому сложному маршруту через пустыню Гоби и путешествие по закрытым местам Тибета, проделанные этими ребятами, так и не удалось повторить ни отечественным, ни зарубежным экстремалам. Сегодня лидер «Gobike» – ее основатель и руководитель Сергей Якунин – у нас в гостях. 


- Расскажите нам, как появилась команда отчаянных путешественников «Gobike», и кто сегодня в нее входит?
- Мы давно друг друга знали. Вместе изучили Забайкалье вдоль и поперек, а в 2006 году в первый раз решили поехать в Китай. Этот момент и нужно считать рождением команды. Поездка в Китай получилась очень интересной, открыла новые горизонты, и в 2007 году мы осуществили вторую вылазку за рубеж, и переехали пустыню Гоби на велосипедах. Это еще более укрепило наш дух и саму команду.
Нам интересно вместе куда-то ездить и общаться, потому как мы очень разные. Среди нас есть предприниматели, врачи и инженеры. Самому младшему – 27 лет, старшему недавно исполнилось 53. Костяк – человек 8. Есть сочувствующие и участвующие (смеется). Есть друзья, которые просто ездят вместе с нами.


СЕРГЕЙ ЯКУНИН
Предприниматель, путешественник, руководитель команды «Gobike», основными достижениями которой являются: зимнее восхождение на Муйский Гигант (2003-2005), высокогорный поход по хребту Кунь-Лунь в Северо-Западном Китае (2006), велоэкспедиция «Gobike» по пустыне Гоби (2007). В команду также входят Вадим Иванов, Дмитрий Филимонов, Антон Кауров, Игорь Золотарев, Дима Закс, Евгений Трофимов, Александр Леснянский, Роман Коробков, Андрей Шаманский, Артем Власевский и другие.

- А кто такие «сочувствующие»?
-
12 июня мы всегда стараемся устроить какое-нибудь велопутешествие по Забайкалью на 3-4-5 дней. Есть друзья, которые в это путешествие всегда ездят с нами, а вот в Тибет – уже нет. Это сочувствующие.

- Известно, что свои организаторские способности Вы оттачивали на иностранцах – приглашали их в турпоходы по Забайкалью. Продолжаете этим заниматься?
- На иностранцев, увы, не хватает времени. Раньше его было больше, и мы с удовольствием этим занимались – организовывали для них туры по выживанию в тайге. Однажды привезли группу молодых голландцев к месту падения самолета времен второй мировой войны в забайкальской тайге.10 дней питались вместе с ними подножным кормом. А потом за нами прилетел АН-2 – иностранцы готовили для него посадочную полосу, все было по-настоящему. Им очень понравилось.

«Нам довелось побывать в храме Пашупатинатх в Катманду, который считается зимней резиденцией Шивы – одного из верховных божеств в индуизме».

- Так просто было взять и заказать самолет?
- Это было уже постперестроечное время. Все решали деньги. Так же и сейчас.

- А что больше всего нравится интуристам у нас, в Забайкалье?
- Им нравится то, что тут практически нет людей и – природа. Помню как, оказавшись у нас, голландцы первым делом запалили огромный костер, и как дети, прыгали вокруг него. Оказалось: открытый огонь в Голландии запрещен, точнее – разрешен только в строго отведенных местах. Нельзя просто прийти в лес и разжечь костер. Вот это и привлекает: и людей нет, и делай, что хочешь. В Европе дикой природы осталось немного, и она – за деньги. Все остальное – вполне – цивилизованные места для кемпинга с лавочками и местом для разжигания костра. А у нас: шли-шли, где устали, там и сели, чай сварили, здорово!
- Настоящий друг познается в беде. Бывало, что после путешествия отношения портились или, наоборот, становились лучше?
- Самое главное в людях во время таких путешествий – неконфликтность. Мы часто устраиваем вылазки на 4-5 дней, и при больших нагрузках сразу или почти сразу видно каков человек. Скандальных в большие походы не берем. Проводим отбор.
А вот друзей среди иностранцев найти сложно. В большинстве своем европейцы, в нашем понимании, гниловатые. Вот пример. Идем в гору по тайге, идти тяжело, жарко, курумник. С нами девушка, она устала, и мы решили остановиться, чаю попить. Ручейков нет, но вода есть у каждого. Мы их организовываем: «Давайте воду несите, сейчас вскипятим чайку и ВСЕ попьем». Кто-то говорит – у меня нет, закончилась. Ладно. Мы снега нагребли, растопили, вскипятили. А когда начинаем движение дальше, те, у кого якобы не осталось воды, достают ее и пьют. В нашем понимании – «редиски». А в их понимании: у меня для нее-то нет воды, а для себя–то есть. Точно так же они и водку пьют. Каждый сидит со своей бутылкой за пазухой и сам себе наливает. Они – большие индивидуалисты. Стремление делиться с кем-то, помогать у них  редко встречается. Обижаться тут бессмысленно. Они просто другие. Хотя и среди иностранцев встречаются люди, которым, по-русски, ничего для чужих не жалко.
- А опасности в Ваших маршрутах бывали? Как Вы из них выходили?
- Экстремальных ситуаций, чтобы спасаться, не было. Обычно в походах тяжелые погодные условия: очень холодно или сильный ветер. Часто приходится терпеть и ждать. Но мы всегда предвидим трудности, которые могут возникнуть, и делаем так, чтобы ничего не случилось. Например, в Гоби у меня сломалось колесо – упал неудачно. От населенных пунктов было уже далеко. К счастью, все ребята у нас с руками – два часа упражнений с колесом, и оно снова готово для путешествий, я проехал на нем еще 700 километров.

- Скажите, что было труднее – заработать на путешествие по Гоби или пройти по ней?
- Не думаю, что заработать. Гоби нам стоила 32 тысячи рублей на человека. Если люди работают, это вполне реально. Ну, а пройти местами было очень тяжело. Гоби – преимущественно каменистая пустыня. Но если начинается песок, приходится толкать велосипед с утра до вечера. Не ты на велосипеде, а он на тебе! Морально очень тяжело.

- Основная цель всех ваших походов?
- Познавательная. Мир посмотреть хочется. Очень интересно, какие люди живут на планете. Просто удивительно, насколько мы отличаемся. Те же индусы. Их жизнь очень простая и непритязательная. Сегодня у меня есть банан и газетка, чтобы ночью укрыться – и это хорошо, и на том спасибо. Если сейчас что-то не получается – родился нищим или чернорабочим, индус думает: ничего страшного, в следующей жизни у меня все будет хорошо. С другой стороны эти люди самые щедрые – терять нечего, поэтому легко отдают последнее. Опять же, помощь ближнему у них очень полезна для последующих перерождений.
Однажды в Гималаях на нашем пути попалась бригада индусов – дорожных строителей. Это их самая низшая каста. Даже внешне они отличаются от более высших каст: абсолютно черные, как головешечка, на ногах носки с дырами – оттуда пальцы черные торчат, в обыкновенных резиновых сланцах, а сами замотаны как немцы у нас под Полтавой – там ветрено. И вот они на дороге из больших камней делают маленькие. Все вручную, техники как таковой нет. Мы обращаемся к ним – нет ли у них воды. Они нам очень рады – видимо, мы тоже выглядели нехорошо (смеется). Воды налили, а старший, который еще и по-английски говорит, спрашивает: «Вы только воду хотите пить?». На наш немой вопрос, он открывает сейф, который стоит в палатке, и из его глубины достает небольшую бутылочку рома и дарит нам. Я думаю, это у них было последнее, что можно было отдать.
 
МНЕНИЕ
 Есть ли будущее у туристической отрасли Забайкалья?
- Честно говоря, считаю ее бесперспективной из-за больших расстояний и отсутствия инфраструктуры. Большинство людей предпочитают все-таки цивилизованный и полуцивилизованный туризм. Мой друг говорит: «Настоящих буйных мало». У нас есть красивые места, но они далеко. На том же Алтае дороги подходят непосредственно к горам. Вышел из машины, и вот тебе сразу красота, здорово! У нас же все очень далеко, из-за этого дорого. Да еще холодно. В Забайкалье очень короткий туристический сезон – июль да август. Есть отдельные места, где развивать туризм можно и нужно. Например, на Алханае. Но он там и так развивается.

- А вы-то чего-нибудь подарили им?
- Подарили. У меня была алюминиевая бутылка для воды – очень удобная, вода в ней не перегревается, не портится и вкуса не меняет.

- Бывает, что хочется вернуться в ту или иную страну?
- Наверное, Индия – это единственная страна, куда я хотел бы вернуться. Когда мы приехали оттуда, долго плевались: какие они грязные, говорили мы, где спят, там и писают и ничего-то им не надо. А потом время прошло, и я для себя открыл, что мы просто страну не поняли. Они совсем другие, поэтому там и интересно. Например, людей там не хоронят, а кремируют. Нам довелось побывать в храме Пашупатинатх в Катманду, который считается зимней резиденцией Шивы – одного из верховных божеств в индуизме. За сутки в месте кремации при храме сжигается около 50 человек. Многие вещи шокируют. Люди не плачут, объясняя: тут-то он отмаялся, и лучшая жизнь только начинается. Мы видели, как «хоронили» молодую женщину, у которой остался муж и ребенок. По традиции, поджигать ее должен был старший сын. А мальчику года 4. Но его заставили взять факел, отец за руку провел его три раза вокруг матери, и он сам ее поджег. В нашем понимании это – зверство. А они к этому относятся совершенно спокойно. Так и должно быть.
- Расскажите, как вы попали в Тибет. Он открыт для путешественников?
- Тем, кто будет смотреть его из окна джипа, довольно легко купить путевку. А мы – 10 велосипедистов – вызывали сильное подозрение. Очень тяжело было выбить разрешение. Помогало забайкальское правительство, министерство иностранных дел работало с нашим посольством в Пекине. И получилось. Правда, не все. В одно место нас не пустили, и пришлось проделать крюк в 500 километров. В закрытых зонах Тибета вместе с нами постоянно был китаец. Он решал вопросы с местными властями и военными. Закрытым считается район, который граничит с Индией – у них там очень плохие отношения. Говорят, с момента как прошла олимпиада, велосипедистов там не было вообще.

- Ваши представления о Тибете изменились после того, как Вы там побывали?
- Есть замечательная книга московского профессора по истории Тибета. Мы ее прочли перед тем, как поехать туда, и многие сказали, что ехать теперь неохота. Оказалось, что тибетцы вовсе не обиженные китайцами, сирые и убогие люди, а китайцы – отнюдь не жестокие поработители и завоеватели. Далай-лама был крупнейшим землевладельцем, практически вся земля Тибета принадлежала ему либо его кланам. Поэтому понятно, за что он до сих пор борется. Когда китайцы пришли в Тибет, они не старались все разрушить, они сохранили феодальную власть, которая была в Тибете на тот момент, стали строить дороги, больницы и школы. До этого времени Тибет был отсталой страной, людей там угнетали не китайцы, а местные царьки. Китай принес свободу Тибету. Переселил крестьян из палаток в капитальные дома.

- Куда поедете в следующий раз?
- А не скажу! (смеется). Немного рано.
Беседовала
Татьяна РЕШЕТНИКОВА,
 фото с сайта www.gobike.ru

Tags: gobike, Пиар, Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments