lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Такла-Макан – Тибет плюс Кайлас. Глава 1 (Полный рассказ, ч. 3)

Начало здесь
Глава вторая


ЗАЕЗД

Чита-Пекин-Урумчи-Лунтай


30 марта
    Из того факта, что подготовка к походу
методично длилась целых полгода, совершенно не следует, что ты не будешь  лихорадочно собираться в самую последнюю ночь. Целый день я укладывал рюкзак.   Вещи, которые две недели были разбросаны по комнате и занимали три четверти всей ее площади, не вызывали у меня тревоги до того момента, пока все это не собралось воедино. Вначале я сам стал на весы и записал стартовую цифру: 82 кг. Затем я взвесил груз и немного занервничал. Вместе с велосипедом получилось 64 кг. И это притом, что часть продуктов таких как сахар, рис и еще кое-что мы будем докупать в Китае. Кроме того на каждого добавится литр бензина и 20литров воды. Выходит, что вначале придется везти на велосипеде порядка 60 кг поклажи.
      Именно весом нашего багажа  и был продиктован выбор транспорта. Хотя нам дорог был каждый день, а стоимость авиа и железнодорожного билета от Читы до Пекина одинаковы, мы вынуждены были ехать поездом Москва – Пекин. Переплата за багаж в самолете была бы ударом ниже пояса по мошне по бюджету экспедиции.

      Глубокая забайкальская ночь с 30 на 31 марта была по-зимнему холодна. Мы уезжали скромно, без водки и гармошки, и я чуть не примерз к перрону в ожидании поезда.

Ночь, Чита, вокзал


     Наконец, мы погрузили велосипеды и заняли свои места в теплых купе. Новенький вагона сразу подкупил нас чистотой, неожиданным комфортом, отсутствием других пассажиров, а также мягкими диванами хитроумной конструкции, и заботливостью персонала. Проводница принесла белье и спросила:
      - Вы сможете сами разобрать диваны?
       - Да, у нас есть отвертка! – быстро отреагировал Амид
      Потом мы совершили ритуал, для чего потребовалась одна бутылка водки и одна вареная курица. А после этого стали говорить о чудесах, которые нас «ожидают» в Тибете. Но, для того, чтобы обсудить весь тот бред, которого мы начитались перед походом, одной ночи мало. Даже одной книги мало, чтобы пересказать всю ту чушь и белиберду, что написана, о Тибете и особенно, о горе Кайлас различными псевдоучеными. До шести утра мы перемалывали кости полоумным исследователям «тибетских тайн». Но, к этому океану глупости я планирую еще вернуться чуть позже, когда в отчете мы доберемся до горы Кайлас.



31 марта
      Утром выяснилось, что кроме нас в вагоне с нами все же следуют еще несколько пассажиров, и среди них трое - иностранцы: молодой вьетнамец, говорящий по-русски и два австрийца – отец и его 17-летний сын, путешествующие в Лхасу.
      Примерно в два часа дня поезд прибыл в приграничный Забайкальск. За 30 лет, которые я знаком с этим населенным пунктом, в нем, по большому счету, изменилось лишь одно: раньше он был простым поселком, а теперь стал называться поселком городского типа. Притом, что через Забайкальский пограничный пункт проходят до 70% всех китайско-российских товарных перевозок по ж\д, и соответственно такой же процент российских таможенных сборов в государственный бюджет поступает именно отсюда, самому Забайкальску ничего не перепадает. Правда, после оживления приграничной торговли лет десять назад взялись тут «по запарке» возводить пару современных (по тем меркам) гостиниц, да видать, вовремя опомнились, бросили. Зачем они здесь!? Мы ж не китайцы, нам не надо никаких гостиниц! А, тем временем, китайцы через три километра от Забайкальска на своей стороне превратили бывшее деревянное село Манчжурию в настоящий многоэтажный город с перспективой в ближайшие годы стать «миллионником». Понастроили каменных домов, а теперь уже и их ломают, чтобы на том же месте за три-четыре месяца возвести более современные высотки.
     
     В Забайкальске у состава производится смена колесных пар (в Китае узкая колея), и минимум на шесть часов пассажирам нужно найти себе занятие. Кто-то высиживает на железных лавках в зале ожидания, а кто-то идет прогуляться по поселку, для этого с вокзала нужно перейти над путями по бетонному мосту, ступени у которого почему-то фигурные и окантованы железным скользким уголком. Особенно коварны они, если присыпанны снегом. А ведь мы как раз и попали в зимнюю пору. Идет снег и дует ледяной ветер. «Наверное, такая же погода будет в Тибете», – думаю я, и в это время вижу, как китаец поскальзывается на отполированном ногами железе и падает со сломанной лодыжкой. Экстрим начался, однако!

Вокзал в Забайкальске. Антон, Сергей и Амид



    Нам некогда сейчас идти ломать себе ноги на лестнице. Прежде чем гулять по Забайкальску, есть более важное занятие. Наши велосипеды выгрузили из багажного вагона, и теперь неясно каким образом они поедут дальше в Китай. В читинской таможне нам сказали: «Везите до Забайкальска, а там в курсе, как оформить ваш груз к временному вывозу и все как надо сделают». Но на месте оказалось, что никто ничего не знает и решения принять не может. Это было очень странным, что на крупнейшем в стране таможенном пункте не нашлось знающего специалиста. (Я понимаю, что десять тысяч вагонов леса-кругляка оформить к вывозу проще, чем десять велосипедов, но все равно «за державу обидно»).
     Проблема состояла якобы в том, что велосипеды нужно декларировать, как сопровождаемый багаж, а он не должен провозиться в отдельном вагоне.
     На наше счастье, начальник ж\д вокзала оказался хорошим знакомым нашего Жеки, а начальник поезда оказался  понятливым человеком. Он дал добро погрузить велосипеды в свободное купе нашего же вагона, тем более, в поезде вместимостью 400 пассажиров, ехало всего 60 человек.
Вот теперь можно прогуляться по поселку, удивиться еще чему-нибудь…

В Забайкальске


пгт Забайкальск. Удивляемся...


    
    Примерно в девять вечера подали состав, а вскоре мы пересекли границу и были уже в Манчжурии, которая сияла иллюминацией на фасадах высотных домов.

Ночная Манчжурия


     К этому времени мы съели еще четыре курицы, но ни капли спиртного…. Предстоял китайский пограничный и таможенный контроль, и затем в Манчжурии нас ждали два важных дела. Во-первых, китайцы должны были принести нам оригиналы писем от правительства района Внутренней Монголии к правительствам районов Синцзян и Тибета с хадатайствами содействовать экспедиции «Gobike-China 2010». Во-вторых, нам нужно было решить серьезную проблему, возникшую буквально перед отъездом. Дело в том, что когда мы получили на руки китайские визы (а делались они во Владивостоке), обнаружили, что у Сергея и Амида срок виз всего 30 дней, тогда как у всех остальных – 60. А нам необходимо пробыть в Китае минимум 40 дней. Это означало, что двоих из нас попросту не пустят в Тибет. Времени что-то решить, фактически не было. Принимающие китайцы были очень заинтересованы, чтобы поездка не сорвалась, и обещали продлить визы в Урумчи по нашему приезду. Но тогда мы теряли два-три дня. И тогда через друзей мы нашли в Забайкальске спасителя – Андрея Петровича Кана, который смог договориться чтобы прямо на вокзале в Манчжурии в полицейском участке негодные визы были аннулированы и тут же вместо них выданы новые, на необходимый нам срок.
     Когда все благополучно завершилось, мы с облегчением вздохнули и купили на вокзале местной водки. Поезд вышел из Манчжурии только в три часа ночи (час по китайскому времени), поэтому выпили мы очень тихо и мало, а торжества по случаю решения первой большой проблемы автоматически были перенесены на следующий день.


1 апреля
     Поезд по китайским рельсам идет без стука и очень плавно. За окном уныло тянутся слабо заснеженные серо-желтые поля, тонущие в серой хмари влажного непрозрачного воздуха. Метет пурга. Редкие деревни с одинаковыми домиками с красными черепичными крышами, одиночные машины, груженные кирпичом, бригады путейских рабочих и единичные крестьяне, непонятно зачем копошащиеся на замерзших полях.
     С утра мы долго пребываем в таком же замороженном состоянии, отогреваясь чаем, но по мере удаления от границы понемногу начинаем оживляться, и от чая переходить к более веселящим жидкостям.
      Скорый поезд изредка делает остановки. Каждый раз мы выходим на перрон восполнить запасы, в том числе и спиртного. Чем дальше отъезжаем от России, тем более хренового качества продается водка, но и мы делаемся все менее прихотливыми.

На одной из китайских станций


Без комментариев


      Постепенно атмосфера в вагоне становится  более праздничной, разговоры – более громкими. Жизнь, вновь забурлившая в наших купе, растекается по всему вагону. В общение постепенно втягиваются остальные пассажиры. Жека берет шефство над соседями из Западной Европы. Вначале он на скорую руку обучает молодого австрийца пить по-русски, а потом берется настойчиво преподавать ему русскую речь.
      – Скажи: «Электровоз СП-1»!
      – Иликр’воз испе -дин
     – Плохо! Еще раз: «Электровоз СП-1»!!!
Ученик послушно раз за разом повторяет.
      – Теперь скажи: «Омуль, Байкал, Слюдянка». Повтори: «О-муль, Бай-кал, Слю-дян-ка!»….

     В это время экстренная нужда в свежем собеседнике одолевает и Доктора-Игоря и мы можем лицезреть первую картину маслом:

     Картина маслом «Незачет по китайскому»:  У Игоря приступ желания практиковаться в китайском языке, который он уже три года изучает на курсах. Поэтому он тут же ловит вьетнамца из соседнего купе, блокирует жертву в проходе, и в полной уверенности, что это житель Поднебесной, начинает пространный монолог, помогая себе размашистой жестикуляцией. Поскольку запаса китайских слов едва хватает на одну-две фразы, ему приходится добавлять английские и русские слова. Выглядит это примерно так: «Джингода…шиго джен ин Тибет… сяо… во… байкер… мммм ну, это, ладно… ай хэв три сын энд лянго… грэнддотер…». Первые минуты вьетнамский парень просто столбенеет от недоумения, потом долго и мучительно пытается понять, на каком языке к нему обращаются и чего от него хотят. Наконец, он врубается, но не может вставить ни слова в монолог собеседника. И, насилу дождавшись паузы, по-русски внятно и выразительно произносит:
     - Я НЕ-КИ-ТА-ЕЦ!
     - Не китаец? – На секунду трезвеет Игорь. – А кто?
      Вьетнамец оказывается не китайцем, а Игорь лишается интересного собеседника. Но ему, как доктору просто необходимо лечить чьи-нибудь уши. Ближе к ночи в конце вагона он находит себе пациента в лице нашей проводницы и клещом впивается в ее левую барабанную перепонку с лекцией: «О роли женщины в жизни мужчины». Вскоре женщине уже явно требуется помощь, потому что доклад бесконечен. Ей грозит энцефалит, необходимо какое-то противоядие…. Но остановить Доктора можно только одним способом – отчетливо произнести: «ДА - Я- И - НЕ-ЖЕН-ЩИНА
!» ...

Продолжение следует

Продолжение. Часть 4

Фильм об экспедиции
Карта экспедиции
Втупление (Вместо предисловия)
Глава 1. Замут, или «А почему именно в Тибет?»
Глава 2. Заезд. Поезд Чита-Пекин
Пекин
Поезд Пекин – Урумчи. Автобус Урумчи – Лунтай
Такла-Макан. 1-й день маршрута. Царство пыли
Такла-Макан. 2-й день маршрута. Царство песка


Tags: Путешествия, Такламакан-Тибет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments