?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

   Что-то я давно  ничего не писал о  судебных  спорах  с нарушителями авторских прав, не ЖЖалил их словом и ядом. А дела то не завершены, точку поставить не получается, а яд копится; пора им слегка прыснуть.
    Напомню, что дела было два. Первый из ответчиков – гигант среди российских печатных изданий – авторитетная «Российская Газета». Другой воришка – это провинциальный карлик, – читинский «Банзай» – примитивный во всех отношениях журнал, именующий, тем не менее, себя «глянцем». Таким образом, сбылась мечта издателей «Банзая» стать в один ряд с бумажными звездами.
    Правда, оказался тусклый читинский «глянец» в этом ряду пока лишь в пределах моего скромного ЖЖ. Но, и это – уже большое достижение «Банзая» (пожалуй, самое яркое за всю его историю).

     Я и сам  никогда
бы не подумал, что можно чем-то объединить «РГ» и читинский «Банзай» (не считая, что оба – бумажные). Но вот, глянь-таки нашлось сходство! И те и другие, оказывается, воруют. И у тех, и у других, оказывается, откровенно наглые представители. А за наглость, как известно, «бьют кое-кого по рыжей морде». Что я и пытаюсь делать. Точнее, не бить, а ЖЖечь кое-кого ядом в своем блоге.

Ну, так вот, напомню.
Вначале о невеселом.
Практически законченная история

     О нехорошем поступке «Российской газеты» я писал
здесь, а о недостойном поведении этого издания (в лице  представителя РГ – неприветливой «женщины в черном») в нескольких последующих постах.
    "РГ" в итоге потерпела поражение, факт их воровства доказан. Но, как это ни удивительно, редакция до сих пор не согласна с решениями суда и уже второй год возражает против них во все более и высоких инстанциях. Причем, теперь, когда суд по нарушению авторских прав завершен, ответчик пытается опротестовывать уже сумму компенсации судебных расходов, «несоразмерно большую» по мнению газеты. А платить два года московской «адвокатше в черном» за то, что она вынудила эти расходы нас понести, а дело все равно проиграла – это, видимо «соразмерные» расходы издания!? Удивительная экономическая политика  официального печатного органа правительства нашей страны.
     И апелляционный суд и кассация нынешней весной  оставили решения арбитража первой инстанции в прежней силе. Надо полагать, что «женщина в черном» (если ее до сих пор не выгнали) готовит теперь документы в Верховный суд.




Ну, а теперь о веселом. Теперь о «Банзае».
Неоконченная история в четырех главах

     История тяжбы с представителем читинской макулатуры началась
таким вот образом.
Вначале я был страшно зол, а потом расслабился и начал получать удовольствие. Причем, теперь почти не прилагаю для этого усилий. «Банзай» сам «несет радость людям», продлевая спектакль.

Глава 1. Читинский фотограф против читинского «глянца»
     Главному банзайцу (директору) «Банзая» писателю-сатирику Эдуарду Размахнину  (далее сокращенно "ЭР") ничего не стоило инцидент замять в самом его начале. Тем более, что на другой день после телефонного разговора ЭР при личной встрече признал, что «да, взяли из интернета», но дизайнер уже наказан.
 - Хотите знать, как страшно я его наказал!? - Спросил ЭР у меня.
 -  Нет, мне это не интересно. Лучше просто дайте мне официальный ответ.

     Несмотря на устное признание, ЭР и не думал ни извиниться, ни объясняться, а просто сделал вид, что ничего не произошло. Это привело «Банзай» в арбитражный суд. Сам ЭР в суд не пошел, а нанял где-то довольно странного представителя, не имеющего ни малейшего преставления, ни об авторском праве, ни о фотографии.
     Первый цикл судебных разбирательств, где «Банзай» отчаянно утверждал, что это их собственная фотография (сделанная самим ЭР), прервалась неожиданно. Арбитражный суд определил, что дело не подпадает под его юрисдикцию. То есть, проще говоря, имелось ввиду: «Идите судиться в общегражданский».
    И тут ЭР почему-то решил (сам понял, или юрист ему так доходчиво объяснил, – уж, не знаю), что дело «Банзаем» выиграно и закрыто.

     Но, мы, конечно, подали апелляцию, суд принял нашу сторону, и дело вернулось на рассмотрение в первую инстанцию.
  А позже, на суде бонзайцы поясняли:
– Ну, мы же не юристы…, мы не поняли…, подумали, что Леснянский проиграл, и написали….
– А, что, если бы вы увидели военный парад на 9 мая и написали, что началась война с китайцами…, вы бы потом, что говорили: «Ну, мы же не военные…. Мы просто подумали…».


Глава 2. Читинский писатель про-заек «заходит в уголовный процесс» против читинского фотографа
    Тем временем, ЭР, почивая на лаврах «победителя», на радостях, не долго думая, взял и перепечатал тот самый рассказ из моего ЖЖ в свой «Банзай». Слово в слово перепечатал, но приладил от себя заголовок, да еще и послесловие написал. А заголовок такой: «Александр Абрамович Леснянский: «Я, что, дурак, что ли!?». А послесловие такое, что, мол, Александр Абрамович проиграл дело «Банзаю», так что теперь и вы, - другие фотографы - «думайте, прежде чем рот открывать». От этого послесловия и заголовок, естественно, приобрел саркастический смысл.
    Но я не обиделся. И никак не отреагировал. Ну, разве, что только мы с юристом взяли, да и подали новый иск на «Банзай» за нарушение авторских прав (незаконную публикацию рассказа из ЖЖ). Уже не в арбитраж, а в общегражданский суд. А кто давал право «Банзаю» второй раз та те же грабли наступать!?
     Но ЭР так просто не сдался. Лично стал ходить на заседания. А потом заявил на суде примерно следующее: «Мы отправили статью Леснянского на лингвистическую экспертизу. Наши юристы усмотрели в ней угрозу здоровью и жизни Эдуарда Размахнина. И в ближайшее время мы заходим в уголовный процесс против Леснянского».
     А центральный читинский суд взял, да и вынес решение, что таки да, нарушил «Банзай» авторские права А.А. Леснянского и компенсация за это полагается. Небольшая. Десять тысяч рублей.

Глава 3. Скупой платит дважды. А дурак – трижды. Осталось выяснить, кто будет платить
     Главному банзайцу ничего не стоило инцидент замять в самом начале.  Не стоило
бы ему ни труда, ни денег, и могло бы выглядеть, например, так. ЭР сказал бы: «Да, косяк вышел, Александр, простите нас. Давайте, мы для вас что-нить сделаем. Давайте, мы вам бесплатно в нашем «Банзае» вашу рекламу разместим». (Стырим у кого-нибудь идею и кривыми руками слепим банерок безвкусный). Тогда бы я ответил: «Да что, вы, что вы, Эдуард, не стоит,  достаточно ваших извинений…» (Я же не дурак, чтобы в заведомой макулатуре свою рекламу размещать). И все!!! Делов-то!
     Но, ЭР подумал тоже, что  и
он не дурак. И с этой верой потерял свои первые деньги – гонорар странному своему представителю.
    Со следующими 2 тыс. рублей «Банзай» расстался, уплатив пошлину (как проигравшая сторона) за апелляцию.
     В  июне 2011 г.
Центральный районный суд г. Читы "приговорил" «Банзай» к выплате 10 тыс. рублей в качестве компенсации за нарушение авторских прав Леснянского.

    Тем временем спор об использовании фотографии Леснянского в рекламном макете «Банзая» вернулся на рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
     Я  личным присутствием в заседаниях суда не участвую, у меня есть представитель, очень хороший юрист.  А, ЭР теперь сам, своим собственным лицом представляет «Банзай». Не доверяет, видать, больше сторонним представителям (или, уже денег жалко). И решил он идти до конца (видимо, до победного). А она – победа – дорого стоит. Это же одних только моральных сил, сколько нужно, чтобы нагло в лицо врать примерно следующим образом:
     – Это моя фотография! Просто место похожее, как у Лесняского. Мы специально запрос в метеослужбу делали. И нам ответили, что в мае 2007 г.  снегопадов в Забайкалье не было, и что весь лес у нас похож.
     – Ну, так вы предоставьте суду свой оригинал.
     – А я его выбросил. Я его не обязан хранить! По закону о рекламе. Мы и так доказали, что лес везде одинаковый.

     Обязанность доказывать, что ты не верблюд лежит на самом верблюде. В переложении к авторству доказывать, что именно твою карточку украли должен сам истец. То есть, поскольку ЭР утверждает, что фото в «Банзае» и в книге разные, то доказывать обратное должны мы сами. А доказывать можно только экспертизой, которая очень не дешева. Мы отыскали специалиста за 9 тыс рублей. Но, прежде чем эксперт начнет работу, нужна предоплата.
    Вопрос: кто тот дурак, который в итоге заплатит за экспертизу очевидного? Пока что я перечислил экспертному бюро требуемую сумму.
     Но еще также необходимо правильно поставить задачу эксперту. Сформулировать и задать вопросы должен суд. Вот по этому поводу и состоялось крайнее судебное заседание неделю назад. Техническое заседание, не предвещавшее ничего интересного, неожиданно вылилось в очередной спектакль, который, собственно, и заставил меня бросить другие дела и сеть писать этот длинный пост в ЖЖ. Я хочу об этом рассказать в цитатах!


Глава 4. Внимание, спектакль продолжается!
      На суд явился представитель издания «Банзай» в лице самого директора «глянца» с лицом Эдуарда Размахнина (далее – «Лицо»)
      Лицо изо всех сил, с первых минут старалось произвести глянцевое впечатление на суд и на сторону истца. И много в этом преуспело.
     Сперва, перед тем как зайти в зал заседаний Лицо в коридоре надело темные очки на лицо, а затем, войдя, полуразвалилось на стуле и неторопливым, плавным движением «красиво» сняло очки и убрало в футляр. Этим самым Лицо продемонстрировало свой богемный статус, аристократическую манерность и прекрасный вкус.
     Далее, в прениях с каждым своим выступлением Лицо сверкало иными глянцевыми гранями своих многочисленных достоинств, всякий раз демонстрируя ораторское мастерство.

    Начались прения по формулировке вопроса.
Сторона истца, то есть мы, предложили сформулировать вопрос эксперту следующим образам: «Использовалось ли фотографическое произведение или его часть, опубликованная на стр. 2-3 книги «Забайкальский край» для изготовления рекламного макета компании «ЭКО окна», опубликованного в рекламном приложении «Банзай»?» И если ответ «да», то второй вопрос: «Подвергалось ли оно изменениям…»
     - Нет-нет, извините, – сходу не согласилось Лицо, – это еврейский вопрос!
И выдвинуло свой вариант: «Похож ли участок леса, сфотографированный для рекламного макета компании «Эко окна» на участок леса, сфотографированный для книги «Забайкальский край»?».

    – Мы считаем, что вопрос не корректный. – Возразил представитель истца. – Вопросы схожести лесных участков может определять ботаник, лесник, эколог.. Это в их компетенции. Мы же задаем вопрос фототехническому эксперту. И нас интересует идентичность (или нет) фотографических произведений, а не «участков леса».

Последовал монолог, удививший красноречием Лица и его эрудицией в «еврейском вопросе»:

     – А мы считаем, – сказало Лицо, – что оба вопроса, который задает господин Леснянский, не то, что не корректные, а они уже заранее, значит дают ответ, я и говорю: это – евреевский вопрос, потому что в вопросе э-э собственно тут даже нет варианта не согласиться, потому что там сразу говорится: «Использовалась э-э, а-а, ну, зачитайте еще раз, если вам не трудно….. Вот! Понимаете, она уже опубликованная, и она уже часть или что-то, то есть это подразумевает под соб…, то есть это – тонкий рекламный ход, потому что здесь нет вопроса «нет», э-э, то э-э.. уже изначально, а-а, до конца, если вы прочитаете, там уже изначально стоит а-а, э … как бы, таким образом, вопрос, м-м здесь говориться о том, значит, что она в любом случае уже использовалась фотография. Вопрос не корректный, это очень хитрый… мы так работаем, – рекламщики. Мы изначально говорим, ведь согласитесь, это верно, верно, вы же…

   – Ну почему же? – не согласилась судья. – «Нет, не использовалась», «Да, использовалась». Здесь два варианта ответа.

Следующее выступление потрясло присутствующих стройностью мыслей Лица и его железной логикой:

     – Для изготовления…, – продолжало не соглашаться Лицо, – а вопрос – то говорится, что вообще, чья это фотография? Здесь очень тонко, смотрите, как подъехали! Очень красиво так. Значит, смотрите, значит, это в любом случае уже использовалось. Давайте его вообще уберем. А то, что похож ли этот участок леса? Да! Действительно, мы зачем в метеоцентр, значит, мы выяснили, что, оказывается это – типичный пейзаж, это – типичное явление, ценности в этой фотографии вообще ноль! И мы зачем уже тут полгода сидим, и ни они, доказать не могут, а мы просто не обязаны были это делать, потому что мы жили нормально. Понимаете, я не могу, извините, может быть это мои какие-то ощущения, но этим летом я знаю, что я просто уже третий год уже в отпуск не съезжу, потому, что буду из-за того, что ваш товарищ не приходит в суд, и он веселится, …я не знаю, у него, что может какие-то больные фантазии…

    – Минуточку. Он имеет право не ходить, у него есть представитель.

    – Ну и что, а представитель, просто практику нарабатывает, а у меня процесс, у меня люди, из-за которых я плачу налоги, мы работаем, у меня продукт… Полгода, понимаете, мы уже это обсуждаем, и это просто, э-э, я еще раз говорю, это похоже теперь уже на болезнь на какую-то, понимаете! Почему из-за того, что человек решил…. Вот, понимаете, ни деревья, ни этот багульник не могут прийти к нам и сказать, кто это сфотографировал! К сожалению! Там нет ни субъектов, ни объектов. Мы уже доказали, что это – типично.
    – Поэтому истец и ходатайствовал о назначении технической экспертизы.

     Затем Лицо использовало домашнюю заготовку и показало, что тонко разбирается в искусстве, знает два и более имени известных художников и может фактически переквалифицироваться в искусствоведы, если вдруг «Банзай» будет разорен в результате судов с Леснянским:

    – Скажите, пожалуйста, – продолжало возмущаться оно, – а вы уточняли, почему вы именно такую цену за этот шедевр назначили? Что в этом такого гениального!? Но? Это – Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Фрэнк Миллер!?

      Следующей  фразой Лицо буквально ошеломило  присутствующих своим глубоким пониманием авторского права. Еще бы! Ведь оно само издает «глянец», причем «уже не один»:

      – Смотрите, хорошо, они говорят, что мы, якобы завели эту фотографию, в свой макет!? А то, что вы сейчас, извините, наш макет отсканировали, без спроса увеличили и отправляете на экспертизу, это – не нарушение авторского права!?
    – Нет
    – Да ладно!


    Примечание: Вот тут, по поводу слов "наш макет"  очень хотелось бы указать потенциальным  рекламодателям на парочку  ссылок Вот одна. А  Вот еще одна.  Вы можете  набрать в Яндексе поиск картинок "окна" и мгновенно найдете десяток аналогичных изображений . Чем-то похоже  на "Эко окна"
, не правда ли?
Творчески работает "Банзай", чего уж,  скажешь.


     Дискуссия по формулированию вопросов продолжилась. Лицо настаивало на своем варианте, чем продемонстрировало твердость и несгибаемость (извилин головного мозга):

    – Пусть нам скажут: похожи ли фотографии, которые э-э использовались, значит, похож ли снимок, который сделал г-н Леснянский и снимок, которой был использован в макете. Похож ли, а не использован ли! Вот как.
    – Выявление похожести снимков в принципе, не требует никаких специальных познаний
– разъяснила судья. – А нам нужно идентифицировать….
     – Позвольте, я прихожу на площадь Ленина и фотографирую Ленина. Что, уже после меня никто не может его фотографировать!?


    
    Потом Лицо сообщило, что озабочено и утомлено «издевательствами» истца, который сам отдыхает, на суды не ходит, а мучает ответчика из-за какой-то фигни своими еврейскими вопросами и претензиями

    – Сколько мы здесь будем еще заседать Я просто вот э-э, извините, вот… просто, …что с ними состязаться!? Они издеваются! Вы, разве вы не видите, что они издеваются откровенно.

     В итоге суд принял формулировку вопросов истца и направил снимки на экспертизу. Результаты будут известны не ранее конца лета. Тогда, я надеюсь, мы и продолжим лупить неизвестно чье лицо по «наглой рыжей морде».

Комментарии

lesnyanskiy
19 июл, 2011 07:47 (UTC)
А, сейчас, Костя, в арбитраже ведется обязательная звукозапись каждого заседания, и ее можно получить по заявлению.
Сидел, расшифровывал :))
neuda4nik
19 июл, 2011 15:10 (UTC)
когда я судился с телефонистами, которые хотели денег за телефон в той квартире из которой я год как уже выписался и уехал оттуда, то записывал всё на мобильник.
попытался приложить аудиозапись к материалам дела - не взяли
да и ладно на шестом заседении мы их победили.
заявление адвоката истца об отводе моего защитника с формулировкой "Ему защитник не нужен - он и так умный" вызвало натуральный шок на заседании.
коньяка по поводу победы было выпито больше чем сумма иска ;)
но бились мы не за деньги, а за правду!
lesnyanskiy
19 июл, 2011 15:45 (UTC)
Этточно! Правда - она дороже

Календарь

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars