?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

"ЗАПИСКИ ВОСЬМОГО"
часть девятая


Начало здесь


2 сентября. 17-й день маршрута

Исчезнувший вулкан




Варфоломеевская ночь

     Я проснулся посреди ночи с ощущением, что уже нахожусь в жерле действующего вулкана, отравленный ядовитыми газами. В голове закрутилось: "У меня температура. Ничего себе, - заболел! Наверное, днем переутомился. Как же завтра в горы идти?". Я пощупал лоб,- он был совершенно холодным, а вот ядовитые газы в палатке - абсолютно реальные. Храпуны более безопасны, чем обжоры. Что ж теперь,- спать в респираторе!?

     Утром состояние похмелья осталось, - то ли как реакция на вчерашнюю усталость, то ли последствия чудовищной газовой атаки.

     Мы все еще ухитрялись собирать какое-то топливо для костра и обходиться без бензиновой горелки.

     Утром к палаткам подошло стадо молчаливых верблюдов. Спустя некоторое время верхом на верблюде приехал такой же немногословный погонщик, и мы с трудом с ним немного пообщались. Пустыня - пустыней, а люди, тут живут. В бинокль мы рассмотрели, что белые точки у подножия гор - это таки юрты.


Горы Ноён-Ол.      Белая точка в нижнем левом углу (на границе гор) - это юрта


  
   - Ну, что, собираемся? Кто идет? Саша, ты пойдешь? - спросил Сергей.
   - Пойду, сейчас только немного очухаюсь, - голова какая-то ватная.
    - А что такое?
   - Не знаю: может усталость накопилась, а может ночью выхлопными газами надышался.
   - Ага, я тоже ночью просыпался, - шибко не браво было, - подтвердил Шаман.
   - А-а-а, лошары - чандманцы, что, травите свою деревню? - загоготал Серега. - Кто у вас там больше всех чадит? У кого бузы не перевариваются?
    "Чандмане" переглянулись, и решили своих не сдавать.
    - Ой- ой- ой! - Возмутился Андрюха - а у вас, можно подумать, прям сплошной озон.
    - А что? У нас только носочки - свежачок-с.
   - Да ла-а-адно, - протянул Шаман. - А то я не знаю. Заходил я недавно к вам, что-то надо было.
   - Ну, и что?
   - Да ничего: заглянул, слезы утер, и забыл, зачем приходил.


     После завтрака трое остались в лагере, остальные пошли искать вулкан. По характеру гор и обломкам камней мне еще вчера стало ясно, что породы здесь осадочные и фотография вулкана снята где-то в другом месте. Но это, конечно, совсем не повод отказываться он новых приключений. Да и вообще, чего тут думать,- идти надо!

     Мы взяли курс прямо на юрту. Шли, распугивая маленьких цветных ящериц. Они удирали, неуклюже вихляя короткими плоскими тельцами. Интересно, что у каждой ящерки была индивидуальная, неповторимая окраска. Встречались животные и покрупнее: вдалеке пробежали несколько дзеренов.
    Палатки скоро скрылись из виду, а горы приближались очень медленно.
  
   Чтобы шагать было нескучно, мы разговаривали о всякой ерунде, точнее, говорили всякую ерунду.
    - Сколько не распаханной земли! Китайцы бы ее уже засеяли.
    - У них свой Такламакан есть,- и что-то они с ним не торопятся.
    - А вот если китайцы нападут на монголов, как в такой пустыне вести войну?
    - Да очень просто! У Монголии на вооружении есть девять боевых самолетов (это данные из путеводителя).
    - А можно еще собрать дивизию боевых верблюдов.
    - И в песке легко окопы рыть,- верблюдов прятать.
    - А лучше их краской камуфлировать в пятнистый цвет.
   - Да их и так не видно.
   - Как же, верблюдов не видно! Вон, даже дзеренов бегущих за пять километров видно. А вот палатки наши, смотри,- мы всего на километр отошли - уже не видно. А юрту белую и за десять километров видно.



"Кто все эти люди!?"

     Песчано-гравийная равнина, покрытая скудной травянистой растительностью, имела очень слабый уклон. За 10 км, в сторону гор мы набрали высоту всего 200м. Дальше стеной, резко, почти без перехода воздымалась высокая темно-серая горная гряда. Она была сложена мощными пластами конгломератов и песчаников без каких-либо признаков присутствия здесь вулканических пород.

     Мы перешли широкий сайр, и поднялись на пригорок. Здесь, у подножия гор стояла одинокая белая юрта. Поблизости чернела большая куча саксаулового хвороста. Собака из-за нее не выскочила, и вообще не было видно никакой живности.







      Амид решительно подошел к входу и, обращаясь к запертой двери, поздоровался:
   - А-а-а, самбайне!
    Дверь отворилась, и в темном проеме появилось лицо старика. Это звучит как в сказке: "Дверь отворилась и из темноты ...". На самом деле старец был какой-то не сказочный, а напротив, совсем обычный, даже простоватый.






   - Э-э-э, самбайне - как-то неубедительно прожевал дедушка беззубым ртом. Он совсем не ожидал подобной встречи.

Амид начал громко говорить:

     - Мы - туристы, из России приехали. Туристы! На велосипедах. Едем из Алтая в Даланзадгад. Там у нас палатки. Сюда пешком пришли! Горы посмотреть. Тут вообще, красиво у вас!

     Дедушка выглядел сильно растерянным. Он посмотрел по сторонам и, на всякий случай, на небо, пытаясь понять, откуда взялись все эти люди. Не переступая порога, он что-то пробормотал на своем языке.
    - Нет, мы не понимаем по-монгольски - объяснил Амид. - Мы вулкан ищем. Тут у вас где-то вулкан есть. Ну, вулкан, понимаете? Гора такая...
    Амид старался говорить простыми понятными фразами, при этом энергично жестикулировал. Хотя было очевидно, что русскую речь монгол слышит впервые в жизни, наш друг уверенно продолжал:
    - Где он тут у вас, этот вулкан? - Амид резко поднял сложенные ладони к небу и там несколько раз развел их их в стороны, изображая извержение.

     Неизвестно, что вообразил себе дедушка, но его испуганное лицо о многом говорило. Вероятнее всего, он мог подумать, что ему объясняют, как через несколько минут его юрта взлетит на воздух.
    - Амид, он не понимает про вулкан. Ты его, давай, лучше про воду спроси.

Спрашивать про воду - это самый козырный ход. Бывает, после такого вопроса тебе могут дать попить, а могут и в юрту пригласить на чай.
    - А где у вас вода? Ус. Цевер ус есть? Где можно попить?

    Международные жесты, которыми сопровождался вопрос и магические монгольские слова "цевер ус" немного успокоили хозяина юрты. Монгол сообразил, куда нас надо послать, указал рукой в сторону гор и объяснил, что "ус" близко. Наша потаенная надежда угоститься чаем у старого кочевника растаяла, и стало ясно, что нам следует идти отсюда подальше, а именно - вверх по сайру.

     Поиски воды в Гоби - это вещь близкая и понятная каждому жителю пустыни. Когда дедушке стало ясно, что взрыв атомной бомбы отменяется и нам нужен всего-навсего "ус", и что мы уже уходим, он пришел в себя, снова огляделся вокруг и что-то сказал. Несколько раз повторенное им слово "машин" помогло нам понять смысл всей фразы. Его интересовало, каким же таким чудесным способом мы сюда попали. "Где машина?". Ага, мы, все-таки, начали понимать монгольский язык! Приятно чувствовать себя полиглотом.

     Русло сайра вошло в горы и превратилось в очень красивый каньон. Примерно через километр узкое ущелье раскрылось, и в межгорной долине явилась взору художественная сцена. На высоком зеленом бугре в окружении почти черных слоистых, с зубчатыми гребнями гор стояли две белые юрты. Рядом, на поляне к столбу был надежно привязан рыжий козел с огромными кривыми рогами, - видимо, козел являлся опасным половым агрессором. Семья монголов с детьми спускалась по тропинке к источнику под скалой. Украшала и завершала картину фигура ребенка в национальной одежде, стоящего у дверей юрты.






    Родник представлял собой неглубокую лужу, вода в которую сочилась прямо из-под скалы. На дне лежал полупрозрачный дохлый скорпион.
    Монголы уселись на камнях и наблюдали за нами не очень доброжелательно. Наше появление их насторожило. Оно и понятно: одно дело, ты встречаешь путника на дороге, совсем другое - когда какие-то иностранные бомжи непонятно зачем заявляются в чужой огород и пьют из твоего колодца. Короче, на гостеприимство и здесь можно было не рассчитывать.






    - Он на нас, как на фашистов смотрит, - сказал Иваныч. - Как бы козла с цепи не спустил.
    - А у нас, как назло, анальная смазка дома осталась, - добавил Амид.







     Правильнее было бы обойти монгольский хутор стороной, но хотелось поближе рассмотреть рогатого сексуального монстра и мы, набравшись наглости, осторожно прошли рядом с юртами, поглядывая, нет ли собак или человека с ружьем.

    Налюбовавшись диковинным зверем, мы двинулись дальше, и тут Амид чуть не наступил на змею. Вот змея-то нам была очень нужна! Как так, мы до сих пор не встретили ни одной гадюки! Это ж, наряду со скорпионами, главная страшилка всех пустынь! Что же мы без змеи будем людям рассказывать!? Ну, а теперь порядок. Змея не маленькая и, главное, наверняка ядовитая.




   
    Мы так долго возились вокруг ползучего гада, что монгольский парень не выдержал и подошел посмотреть, кого мы там окружили в траве. Приближаться вплотную, правда, не стал. Ага, значит боится! Значит страшно!? А мы, вот не боимся!

     Затем мы обошли окрестные холмы и скалы, пытаясь высмотреть хоть какое-то подобие вулканической горы Наён-Ол. Горы Ноён-Ол. Хотя и без того все было ясно, мы почти точно вышли на координаты, указанные в книжке, чтобы окончательно убедиться в литературно-географической мистификации - уже второй раз за один поход.






     Обратный путь был таким же долгим. Мы шли и фантазировали, как покрасивее наврать тем, кто с нами не пошел, что они много потеряли, оставшись в лагере.





   В это время в небе собрались грозовые тучи, и на пустыню обрушился дождь. Нас он затронул лишь краем, а в том месте, где стояли палатки, приключился настоящий ливень.





3 сентября. 18-й день маршрута

"Улан-Батар и Москва - брат и старшая сестра"




Техника не выдерживает. Люди не ломаются

   В продолжительном походе на велосипеде недостаточно одного заднего багажника. С большой задней загрузкой байк на подъемах норовит стать на дыбы. Часть веса необходимо перенести на переднее колесо. Купить готовые передние багажники не удалось, поэтому пришлось изобретать собственные. Основоположником идеи русского забайкальского багажника стал Андрей Шаманский. Он придумал основу конструкции - четыре разборных сантехнических хомута, которые крепятся на переднюю вилку, а к ним уже прикручиваются остальные детали. Отталкиваясь от этой базовой схемы, каждый смастерил собственную модель, - более или менее изощренную. Я, например, дополнительно взял еще один фабричный задний багажник, немного видоизменил его и приделал впереди с помощью хитрых хомутов. Сам Андрей топорно изготовил очень экстравагантное устройство, вызывавшее ассоциацию с самодельным танком, собранным на свалке разбитых военных машин после битвы с космическими пришельцами. Две алюминиевые пластины, часто просверленные по периметру, были грубо примотаны проволокой к кривой металлической дуге, и все это закреплено на переднем колесе, как щитки на бронетехнике. На шаманском велосипеде крепились такие же мало изящные рюкзаки, сшитые из китайских сумок и банерной ткани.

     Особенностью транспортировки тяжелогруженого байка является проблема поставить его на подножку. У оставленного без присмотра велосипеда переднее колесо неожиданно выворачивается, и худая железная лошадь валится на землю. Фабричные телескопические подножки очень слабые и при падении гнулись и ломались одна за другой. Более простое и эффективное решение - использовать в качестве подпорки обычную палку.

     Еще одним из Андрюхиных know-how стал "ручной тормоз системы "Шаман" из веревок и петель, набрасываемых на руль педального коня, и не позволяющих ему бесконтрольно поворачиваться в стойле.

     Рано или поздно каждый изобретатель перерастает свое творение и ему хочется его улучшить. В случае с Андреем это произошло на семнадцатый день моральных мучений. Шаман, хотя и будучи махровым инженером, не был лишен чувства прекрасного. "Багажник Шаманского" успешно прошел ходовые испытания, но по мере сокращения груза дикое сооружение на переднем колесе стало оголяться и своим видом раздражать и даже злить своего создателя. Рваные китайские сумки тоже не привносили эстетику в корявую конструкцию.

     Пока мы ходили на вулкан, Шаман где-то нашел толстую проволоку и полностью переоборудовал переднюю навеску. Как истинному испытателю Андрею было любопытно, что происходит, если везти весь груз сзади, как это вынужден делать Серега. Новая проволочная дужка, приделанная к рулю, выглядела так же некрасиво, но нужна была всего лишь для крепления на ней солнечных батарей.

     Истрепанные сумки сгорели в костре, а железная дуга со странными пластинами осталась валяться у дороги.

     Задние багажники оказались теми элементами, которые ломались чаще всего. Все они были заводские, но чуть разных конструкций и, как выяснилось, разной надежности. Несколько поломок было у Жени. Соединительная сварка деталей багажника не выдерживала больших нагрузок и постоянной тряски.


     Сегодня в наших планах было доехать, как минимум, до деревни Сэврэй и предстояло продолжить путь по песку, причем с плавным подъемом в гору. Вопреки мрачным ожиданиям ехать было относительно легче, чем позавчера, хотя песка было вначале даже больше. Несколько километров дорога петляла между барханами, поднимаясь и вновь ныряя из одной низины в другую. В некоторых местах было сыро, и кое-кто из нас даже повалялся в грязи. Понемногу мы одолели поле песков, и дорога вывела нас на ровное каменистое плато, с которого хорошо была видна вся широкая долина, ограниченная с обеих сторон горными хребтами. Здесь мы остановились на очередной перекур и стали поджидать далеко отставшего Антона. Не было его долго. Мы не спеша собирали, во множестве встречающиеся вдоль дороги, красно-оранжевые кусочки сердолика, долго наблюдали за верблюдами, разгуливающими по долине, - наш товарищ все не появлялся. Через полчаса стало ясно, что это неспроста, и Сергей с Женей поехали обратно по дороге выручать Антона.

     Оказалось, что на очередной ухабине у Антохи развалился задний багажник - его просто не стало - сломались все четыре стойки одновременно. Отремонтировать его было нельзя; тогда Антон снял передний багажник (хорошо, что он был фабричной конструкции) и поставил на место сломанного.

Что касается Андрея, то он, загрузив зад велосипеда, получил вполне ожидаемый результат: стало приятнее для глаза, но хуже для езды. Балансировка исчезла как в продольной, так и в поперечной оси велосипеда. Громоздкая поклажа, к которой сверху, к тому же, был привязан саксауловый трофей, все время сваливалась на одну сторону. Когда частые остановки и перекладывание вещей стали обременительным до невозможности, Андрей взял в руки деревянного "осьминога", которого он катал на велосипеде все эти дни, и спросил:
    - Санька, как ты считаешь, стоящая вещь? Красивая или так себе?
    - Честно? Была красивая, пока не попала к тебе в руки.

    Андрей, ничего больше не уточняя, швырнул корягу на обочину, и мы поехали дальше.



День знаний и нового опыта

     На полпути до Сэврэя нам встретились пастухи, которые на мотоцикле гнали огромное стадо верблюдов. Мы увидели, что неторопливые, нескладные на вид животные, в беге очень скоры и грациозны.

     Где-то в горах, километрах в десяти, в стороне от дороги, по которой мы ехали, находятся наскальные рисунки. Координаты места известны, но почему-то никто из нас не изъявил желания свернуть и познакомиться с творчеством первобытных людей. Может, мы уже не верили в координаты из путеводителя, может просто устали, а может, опасались разочароваться, найдя вместо наскальных рисунков зверей наскальные надписи современников, что тут, типа "был монгольский Вася".

     Перед сомоном, как обычно, наша колонна подтянулась, и мы дружно въехали в деревню. Сэврэй - большой поселок, здесь есть большая школа-интернат, в которой учатся 400 детей со всего аймака. В школе, когда мы подъехали, происходило какое-то мероприятие: нарядные девочки в белых фартуках, с бантами на голове и букетами цветов в руках и мальчики в костюмах и белых рубашках во главе с учителями совершали некий торжественный ритуал. Ученическая форма была такой же, которую носили в СССР в 1970-х годах. Празднично одетые дети долго маршировали на солнцепеке по школьному двору, а после заходили внутрь здания. Скорее всего, школа с опозданием отмечала День знаний. Я достал видеокамеру и принялся снимать, а все остальные отправились по магазинам и на поиски какой-нибудь харчевни, потому, что время было уже обеденное.

     Мы познакомились с довольно молодым директором школы и с преподавателем русского языка. Оба неплохо говорили по-русски и от них мы узнали, что изучение родной нам речи возобновилось в Монголии буквально всего два-три года назад. И местное население радо этому факту, поскольку отношение к России у монголов по-прежнему хорошее.

     Накормить нас согласились в крошечной школьной столовой и за один час повара изготовили 80 боз. По сравнению со 138-ю штуками в Гурвантесе - это было очень даже скромно: всего-то по десять на каждого обжору. Но я все равно благоразумно не стал жадничать и три бузы скормил своим более сильным товарищам.

     Разморенные жаркой столовой и жирными бузами, мы отправились по воду.

     Источник находился посреди деревни, на дне оврага. У родника было столпотворение, как в субботний день на колхозном рынке. Люди всех возрастов с канистрами, флягами и прочими емкостями черпали воду из небольшой глубокой лужи среди камней. Мы довольно бесцеремонно пристроились среди местных жителей и наполнили все свои бурдюки доверху, потому что дальнейшие перспективы с водой были не ясны.

     Следующим интересным объектом на нашем маршруте должны были стать пески урочища Хонгорын-Элс. С начала маршрута мы уже прилично опередили плановый график движения и наш задел позволял пробыть в урочище пару дней.

     От Сэврэя до песков оставались чуть больше двадцати километров, причем гипсометрически все время вниз, и мы решили преодолеть это расстояние прямо сегодня. От деревни начался спуск в долину, хаотично окруженную небольшими горками и живописными холмами с разгуливающими по ним стадами коз. С высоты 1650 мы спустились на 200 метров. Вначале мы разогнались, но в результате наша колонна сильно растянулась, кто-то отстал, и понадобилось некоторое время для воссоединения группы.



Эскорт - услуги заказывали?

     Километров через десять показались барханы. Они были очень велики и тянулись высокой желтой грядой вдоль долины. Самые большие из песчаных гор достигали двух-трех сотен метров высоты. Вдоль дороги то там, то здесь паслись верблюды. Корабли пустыни на фоне барханов - классическое зрелище, и во время очередной остановки я пошел фотографировать. Пока я ходил, к нам подкатил и остановился мотоцикл. За рулем сидел средних лет мужчина, сзади женщина - вероятно муж и жена. Оба были в национальных халатах.

     Монгольский халат - это длинное, почти до земли просторное однотонное пальто, подпоясанное ярким, чаще оранжевым матерчатым поясом. Одежда не совсем удобная для езды на мотоцикле, но чаще всего именно так одеты местные жители, которых мы встречали на дороге. Мужчины предпочитают серый или цвет хаки, хотя в Быгэре попался житель в ярко-красном халате, подпоясанным желтым кушаком. У женщин одежда обычно более яркая, например темно-синяя. Остальное одеяние, как правило, уже не содержит национального колорита. На ногах у монголов, в лучшем случае, надеты сапоги, но чаще под халатом скрываются полуспортивные штаны или джинсы и кроссовки, а на голове - шляпы и бейсболки, которые потом валяются по дорогам.

     Ни мужчина, ни женщина на мотоцикле не пыталась с нами заговорить, а просто стояли в непосредственной близости и смотрели. Когда мы поехали дальше, они тронулись вслед, не обгоняя и не отставая. Мы переставали двигаться, и они делали тоже самое, причем останавливались вплотную к нашим велосипедам. Через пару таких перегонов странное поведение монгольской семьи нас стало настораживать и раздражать. Надо было как-то выяснить отношения с навязчивой парочкой.

     - Что тебе надо? Чего привязался - дорогу не знаешь? - спросил я раздраженно. - Езжай вперед! - Я энергично показал, куда им ехать.

    Монгол произвел невнятные звуки и жесты. Он был весьма не трезв, но я не сразу это понял потому, что на мотоцикле мужик держался твердо, и глаза его были вполне ясными. Женщина застенчиво улыбалась. Было очевидно, что ни одного слова они не поняли.

Когда разговариваешь с иностранцем, который почти не понимает твой язык, хочется как-то изменить свою речь. Мне, почему-то, всегда кажется, что если говорить звучно, упрощать предложения, правильно и с нужным акцентом их коверкать, то тебя сразу начнут понимать. Я думаю, что например, американец лучше возьмет в толк, если вместо: "Сегодня прекрасная погода", ему сказать громко: "Погода есть сегодня очень карасчшо".

     Я не знал, какой у монголов акцент русского языка, - может, он похож на бурятский - репетировать было некогда. Поэтому, я попробовал говорить экспромтом:
    - Ты почему за нами ехать!? Мы стоять - ты стоять. Мы ехать - ты ехать. Ты почему!? Ты совсем плохо, нам мешать! Ты бандит? Ты в полиц-милиц тебя надо! Я тебя фотографию снимать,- полиц отдать! - С этими словами я достал камеру и, целясь через видоискатель, как сквозь прицел винтовки, принялся фотографировать назойливую семейку.
     Мужчина резво поднял руки к лицу и стал ими закрываться, как от выстрелов. Это еще больше нас насторожило: скрывается от органов? Женщина продолжала мило улыбаться. Я еще больше обозлился.






   - Какого хрена он за нами тащится? Надо же было: на необитаемом острове встретить именно быгэрца, блин!
    - Может они нас пасут, хотят сдать местным турфирмам и заработать комиссионные? Тут, Хонгорын-Элс,- возможно, национальный парк. - Мы начали высказывать разные предположения.
    - Может им скучно и не с кем пообщаться?
    - Может, он просто придурок, идиот!? Чего за нами ехать впритык!? - злился я. - Ты чего привязался!? Ари гурто байне, дебил!
    - А может он ждет, когда мы остановимся, а когда уснем, спи@дит наши велосипеды?
    - Тогда, давайте отберем у него ключи, а самого его отпи@дим прямо сейчас, не дожидаясь утра - не унимался я, хотя прекрасно понимал, что делать этого никак не следует.

     В это время подозреваемый неожиданно вдруг запел. С самым благодушным видом он, коверкая русский язык, старательно вывел сложную мелодию какой-то раритетной песни о вечной дружбе Монголии и СССР. Ключевой фразой поэмы были слова: "Солнечный Улаанбаатор и добрая Москва - друзья навсегда!"
     Исполнив длинный куплет, подозрительный певец вынул из-за пазухи неполную бутылку водки "ОРТ 1-й канал" (мы так прозвали сорт дешевой монгольской водки за то, что на ее этикетке изображена единица, в точности похожая на логотип нашего "Первого канала"). Он хорошенько отхлебнул из горлышка, потом протянул бутылку в нашу сторону. Очень понятными международными жестами нетрезвый посланник дружбы призвал нас закрепить нерушимый союз народов.
    Серега возмущенно замахал руками:
    - Водка плохо, ты плохой человек! Мы не будем пить! Убирай свою бутылку!
    - Я за рулем не пью, - отрезал Жека.
Мотоциклист не понял ни единого слова, но было видно, что он сильно удивлен и разочарован. Возможно, впервые в жизни этот человек встретил людей, отказывающихся от подобного угощения. В недоумении он пожал плечами и покачал головой, что означало: "А я пью, и не только за рулем", и в подтверждение сего тезиса жадно стал вливать в себя водку из горла. Когда через пару секунд он вернул бутылку в вертикальное положение, в ней осталось меньше половины содержимого. Жена все это время не переставала смиренно улыбаться так, будто она очень гордилась своим супругом.

     Мы продолжили движение. Наш хвост тут же поддал газу и пристроился следом.
    - Не психуй, - сказал мне Андрей. - Может, он просто ищет общения.

     Хуже всех пришлось Антону. Он замыкал велосипедную колонну, и сильно отстал, а монгольская пара катилась за ним по пятам, не давая возможности скромному Антону даже отлить. Сначала он терпел, потом стал останавливаться и ругаться, но монголы тоже заботливо останавливались, внимательно выслушивали и улыбались, а зачинщик дружбы регулярно прикладывался к бутылке. В целом это выглядело так, будто монгольские пастухи присматривают за своим стадом баранов.

     День вышел, не сказать, что тяжелый, но и не простой. Педали мы крутили ровно шесть часов, а всего в пути провели больше полусуток (включая остановку в Сэврэе), и пока добрались до песков, проехали 77 км.

     Пески Хонгорын-Элс тянутся в широтном направлении на расстояние более 150 км и только всего в одном месте есть коридор - сухое русло, разрезающее полосу барханов, по которому их можно пересечь на транспорте. К восьми вечера мы добрались до этого места и, отъехав на сотню метров в сторону от накатанной дороги, стали напротив прохода.





  
   Мы уже успели поставить палатки, когда, наконец, вновь увидели своих преследователей. Дружелюбный монгол, не останавливаясь, помахал нам рукой, прокричал: "Дружба-Москва", прибавил газу и скрылся со своей покорной спутницей в коридоре песков. Лица женщины было не разглядеть, но я уверен, она все также улыбалась. Мы облегченно вздохнули: можно ночь спать спокойно.
    - Ну, вот, - сказал кто-то - ему просто было интересно за нами ехать, - в пустыне мало развлечений, Домов Культуры поблизости нет.
    Еще через некоторое время на дороге появился Антон. Измученный монгольской заботой, он двигался медленно, не поднимая головы, и так бы и проехал мимо лагеря, если бы мы его не окликнули.




Напоить богов

    Пока поспевал ужин, Артем вытащил на свет огромнейшую бутылку пива. Это сокровище он купил в Сэврэе и приготовил всем сюрприз. Несколько человек сплотились вокруг темного сосуда, и Артем торжественно разлил по кружкам теплую, сильно пенящуюся жидкость. Собственно пива в каждую кружку попало мизер, - в основном там оказалась пена. Тем не менее, весь организм с вожделением ждал заветной команды: "Ну, что,- давайте!?".
    - Ну, что... где Серега? Сергей, иди, мы тебе налили. Неси кружку, - позвал Артем.
Серега возился у костра и не подозревал, чем мы занимаемся. Он повернулся и, увидев, что происходит, переменился в лице.
     - Это что такое? - после короткого замешательства сказал он. В его вопросе смешались удивление, недовольство и угроза, но Артем, то ли не обратил внимания на Серегины эмоции, то ли не успел в них сориентироваться:
    - Пиво. Кружку давай.
    - Пиво? Какое пиво!? Откуда? Артем, ты, что ли купил!? - недовольство сменилось возмущением. - Вот зачем же так делать!? Зачем надо превращать поход в пивнушку!? - Возмущение перешло в сдержанный гнев. - Одно дело выпить для расслабухи тридцать грамм, другое - в каждой деревне надуваться. Я тебе уже в Гурвантесе говорил, Тёма, если у тебя много здоровья, - с досадой продолжал Сергей - разгрузи кого-нибудь. Вон, у Саши забери - он шесть лишних килограммов общественного груза везет!

     Пока Серега произносил свой грозный монолог, никто не прикасался к кружкам, в которых беззвучно лопались белые пузыри. Все притихли и сидели, как нашкодившие сэврэйские школьники, боясь поймать строгий взгляд воспитателя.
    - Давайте сделаем так - предложил Сергей - отдадим эту бутылку богам. Чтобы дальнейший путь был легким и без ненужных приключений. - Сергей взял бутыль в руки и открутил пробку. В его действиях читалась решимость, но без избыточного диктаторства.
    - Тёма, ты согласен? - уточнил капитан.
    - Выливай, - изображая безразличие, равнодушным тоном ответил Артем.
Серега перевернул бутылку и все три литра медленно вылились на землю. Но в кружках пиво все еще оставалось, и с ним тоже надо было что-то делать. Мы переглянулись и понесли кружки ко рту.
    - Серега, ты выпьешь? - с последней надеждой утопающего спросил Тёма.
    - Артё-ё-ём... - Только и хватило сил с досадой протянуть Сереге. Он махнул рукой и отошел.

Молча, как на поминках, мы выхлебали никакущую пену из кружек и некоторое время так и сидели в тишине с чувством, будто мы что-то украли и тут же это потеряли, а потом вдобавок, нас еще и поймали.

     Вечер не то, чтобы пропал, но наступили сумерки и свет исходил только от костра. В душе огня не было.






Содержание

Г-ЭКСПЕДИЦИЯ. "Записки Восьмого" (Гобийская экспедиция- 2007) Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Фильм о Г-Экспедиции

Комментарии

( 16 комментариев — Оставить комментарий )
zalgalina
22 дек, 2010 05:45 (UTC)
Теперь все нормально, но во френдленте висят подряд два Ваших поста.
lesnyanskiy
22 дек, 2010 05:48 (UTC)
Я уже вроде бы снес лишний, или все еще висит?
zalgalina
22 дек, 2010 05:53 (UTC)
Теперь все нормально!
Как всегда - очень интересно, но что-то фотографий маловато.Хотелось бы "советских" школьниц увидеть...
Спасибо большое за Ваши такие позитивные утренние приветы!
lesnyanskiy
22 дек, 2010 06:14 (UTC)
Школьниц - очень причем советских мы увидим в Даланзадгаде :)
(Удалённый комментарий)
lesnyanskiy
22 дек, 2010 14:34 (UTC)
К этой проблеме мы тщательно готовились. От таблеток отказались. Купили профессиональный походный фильтр. Пользовались им нечасто, но все же пользовались. В основном запасали воду из проверенных источников.
(Удалённый комментарий)
lesnyanskiy
22 дек, 2010 15:15 (UTC)
:) Нет, мы очень трепетно относились к запасам туалетной бумаги. Сильный "прорыв" и перерасход случился после обжираловки в Гурвантесе. Но от воды мы не пострадали. Сырую не пили. Ну, разве что из родника, где надежно
(Удалённый комментарий)
lesnyanskiy
22 дек, 2010 15:46 (UTC)
А запросто! Таблетки (они же какие-то хлорные?) могли просто-напросто убить желудочную микрофлору - вот тебе и дрищ! :)
sigdan
22 дек, 2010 05:50 (UTC)
Очень занимательное чтиво,спасибо.
lesnyanskiy
22 дек, 2010 05:53 (UTC)
Спасибо-спасибо! )
(Удалённый комментарий)
lesnyanskiy
22 дек, 2010 11:35 (UTC)
Вам - спасибо )
(Удалённый комментарий)
rezvykhmax
22 дек, 2010 19:03 (UTC)
Меня смущает одно обстоятельство, за все время, что я читаю о гобийской экспедиции, на фотографиях я ни разу не увидел ни одного монгола на лошади, даже просто лошади без монгола, хотя упоминание о монгольских мустангах было, помню. Я наверное, как средний россиянин, живу со стереотипом, что Монголия страна коневодов. :о) Монголы там все на мотоциклах и уазиках? Или это только следствие жизни в пустыне и ее окрестностях, где коню верблюд или мотоцикл/машина лучшая замена?
lesnyanskiy
23 дек, 2010 01:30 (UTC)
Гоби, хот и находится большей частью в Монголии, все же не Монголия :)
Лошади, конечно есть, но не повсюду. Местами там и козу прокормить трудно )
Будет карточка
rezvykhmax
23 дек, 2010 02:56 (UTC)
Спасибо :о) Буду ждать продолжения.
se_boy
22 дек, 2010 22:22 (UTC)
Последнее фото! :)
shkolny
25 дек, 2010 19:07 (UTC)
очень-очень интересно!
( 16 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars