lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Предзимний Байкал или … (Часть I )

… или Девяносто путешествий из Арктики в Монголию с субботы по пятницу

Часть Первая: С субботы до понедельника

     Навигация на Байкале для обычных туристов официально заканчивается в начале октября. Но настоящие любители оторваться от берега и отчаянные рыбаки ходят по озеру до самого нового года. Это может быть не так комфортно, как летом, но зато по-своему увлекательно. Поэтому я без раздумий подвязался в ноябрьский круиз по славному морю.
Позднее осеннее плаванье с друзьями на корабле «Сибиряк» сулило не только веселую компанию и рыбалку, но и новые снимки предзимнего, остывающего Байкала. Маленькое путешествие хотелось провести плодотворно и творчески не только в плане фотографии. Напряженный пресноводно-морской виноводочно-матрасный отдых за столом я надеялся чередовать с интенсивной фотографической деятельностью на палубе и берегу. А в перерывах между этими занятиями изнурительно отдыхать в каюте, разгребая накопившиеся завалы от предыдущих поездок и экспедиций. Я имею ввиду не брошенные туристами на «Сибиряке» поношенные вещи, а кучу своих прежних дневниковых записей. Главный мой должок перед “Gobike” (и перед самим собой) – это недописанный отчет об экспедиции Синьцзяну и Тибету, закончившейся уже полгода назад.
Я думал, что приступлю к творческим каникулам сразу, как только сяду в поезд 29 октября. И это у меня получилось. Но лишь отчасти – в виде водочно-матрасной разминки двумя «Парламентами» в компании еще трех коммуникабельных соседей по купе.
    
    Основное же виноводочное Путешествие началось 30 октября в субботу в автобусе, на котором из Иркутска мы отправились в МРС. Туда, где нас ждал корабль. Организатор начавшегося недельного веселья Стас Леник – директор компании «Байкал-Виза» - первым делом провел церемонию знакомства присутствующих и представил каждого примерно следующим образом:
Сергей Макаров – участник экспедиций «За уходящим льдом Байкала» - 2008, 2009, 2010… приехал к нам из Алтуфьево, - он там живет, как это не прискорбно. Но, что поделаешь: родину не выбирают…
Антон или, проще, Митрич – разжалованный зам-мэр Листвянки, разжалованный главный инженер крупного холдинга…, ныне – директор рынка в Листвянке. То есть каждое его разжалование, заметьте, сопровождалось последующим с повышением…

     Вообще в осенний отрыв (помимо экипажа корабля) собрались в основном мужики: три разных Сергея, по одному Олегу, Лёше, Роме и т.д. , - всего одиннадцать человек.
За знакомством последовали асфальтовые километры, водочные литры и килограммы забавных дорожных рассказов. Запомнилась такая история от Стаса:
   
    «92-й год. У меня отобрали права по пьянке. А ездить-то ведь надо. Взял водительское удостоверение у друга, мы очень с ним были похожи. И долгое время прокатывало. А тут как-то возвращаюсь с Малого Моря, пьяненький, конечно. А гаишники тогда на трассе стояли в основном буряты и при этом очень лояльные. Остановят, бывало, принюхаются: «Бурханил, что ли? Молодец, молодец, однахо! Ну, езжай, только дальше, смотри, сильно не бурхань – дорога шибко опасная, ага…». Ну и вот машет мне гаишник: стой! Я останавливаюсь, подаю документы, он долго глядит на меня, на права, снова на меня… и спрашивает: «Михаил Владимирович, скажите, а вы в армии служили?». – «Ну, служил», - что за вопрос, - думаю. – «А в каких войсках?» – «Ну, в связи», – какого хрена ему это интересно? – «А где служили?». – «В Монголии». – «А случайно не в Эрдэнэте?».– «В Эрдэнэте». Тогда он кидается мне на шею обниматься: «Стас! Ты!? Здорово!!!». Ну, обнялись, гаишник говорит: «Стас, а давай выпьем!» – «Давай. У меня водка есть, только закусить нечем». – «Ага. Сейчас найдем чем, подожди!..».
     Идет «Волга», он ее останавливает: «Вы въезжаете в национальный парк знаете!?» – «Знаем». – «Платить будете?». – «Будем!». – «А может, не будете?». – «В смысле!?». – «У вас покушать что-нибудь есть?»…
    …Ну, сидим, закусываем. Почти всю бутылку уже закусили. Тогда бурят вдруг задумался, посмотрел на меня внимательно и спрашивает: «Слушай, Стас, а почему это ты – Михаил Владимирович?»…

    С таким смехом, с остановками побурханить мы к середине дня доехали до МРС, к причалу и перешли на корабль.



Грузимся на корабль


  

Изо льдов в пустыню десять раз за вечер

     Незамедлительно на столе появилась водка, что снова всех очень обрадовало, и Путешествие началось. Бутылка празднично сверкала на солнце, а на ее стеклянном боку был изящно выдавлен силуэт озера Байкал. «Вот смотрите: это наша карта. – Сказал Стас, указывая на тиснение. – Будем считать, что перед нами генеральный план нашего похода. Вот Байкал. Значит, севернее его, с учетом масштаба изображения, где-то наверху, под горлышком находится Арктика. А внизу – примерно Монголия. Уровень жидкости в бутылке будет указывать на наше местонахождение. Ну, что, начнем от берегов Северного Ледовитого океана, пожалуй. Поехали!»



     «Сибиряк» шел по Малому морю вдоль острова Ольхон. Байкал был суров и красив. Студеный ветер гонял по небу тучи, а сквозь них веером пробивались солнечные лучи, миллионами бликов отражаясь на темно-синих волнах.

Ольхонские ворота








    На открытом воздухе было довольно прохладно, но мы не уходили с палубы, потому что несколько раз уже успели «добраться из Арктики на юг Монголии, а там – жара».

Рома и Сергей на севере

Леша и другой Сергей - на юге





    И только когда кок Наталья позвала на ужин, все зашли в кают-компанию и продолжили виртуальные путешествия в тепле.
     По стеклянному меридиану за вечер мы смогли спуститься раз десять.
Уже в темноте капитан Виталий Александрович с помощником Виктором бросили якорь у и западного маломорского берега, спрятав корабль за горой от ветра, разгулявшегося к ночи так сильно, что по воде побежали белые барашки.



     31 октября, в воскресенье не только поработать, но и отдохнуть, толком не удалось. Утром капитан повел корабль на север, и, выйдя из-под защиты скал, мы тут же попали в жестокую болтанку. Северо-западный ветер раскачал волну метра в полтора. С полок стали сваливаться книги, а со стола катиться стаканы. Способность отдыхать сохранилась только у Стаса и у одного из московских Сергеев. Они пили крымский мускатель, и периодически пытались зазвать к столу других пассажиров, пробегавших время от времени мимо них с бледным видом и зажатым ладонью ртом, либо в гальюн, либо на палубу к леерам.
     Корабль резал высокую волну, и ее наплески замерзали ледяной коркой на палубе и сосульками – на поручнях. Блевать за борт стало опасно.








После полудня волна стихла, а к вечеру, как раз к заходу солнца корабль вошел в Чивыркуйский залив.





Морская болезнь сразу отпустила, «Сибиряк» причалил у Змеиного горячего источника, ко всем вернулась способность есть и пить. Завершением светового дня стало купание в ледяном Байкале радоновые горячие ванны.

Но день фактический еще долго не кончался.
Корабль стал на якорь посреди залива. Игорь с Ромой пытались рыбачить «из-под фары» с нулевым результатом. Зато часов до трех ночи кают-компания взрывалась хохотом.



     1 ноября. Понедельник. В семь утра по новому зимнему времени я вышел на палубу «Сибиряка». Судно стоит на якоре в сотне метров от берега. Слабый холодный ветерок. Небольшая рябь на воде. На корабле полная тишина. Горизонт на востоке розовеет, высвечиваются сложно сплетенные облака.












В пик рассвета над Чивыркуем небо озарилось огненным светом.



Потом краски успокоились, установилась тихая солнечная погода. Корабль перешел в бухту Онгоконгскую. Команда стала готовить сети, а пассажиры – отдыхающие смогли сойти на берег.



     Я прошел по узкому пляжу вдоль бухты, потом перевалил через горку в соседний залив. Опавшие листья на земле были присыпаны снежной крупой. На прибрежных камнях намерзли ажурные корочки льда.







    
    Во время Великой Отечественной войны в заливе интенсивно ловили рыбу для фронта. Некоторые следы истории можно найти и сейчас в прибрежном лесу. Среди деревьев могилка «матири троих малолетних детей, скончавшейся скоропостижно в мае 1944 г.»

"Здесь покоится тело матири трех детей малолетних.."


    
    Сети поставили вблизи о. Лохматый, и к часу дня перешли в бухту Крутую. Она оказалась покрытой тонкой ледяной коркой. Сантиметровый лед ломался на куски, а его осколки разлетались от носа корабля и с шуршащим мелодичным звуком долго скользили по ледяному полю, сверкая на солнце.



















    
    Рыбой нас в этот вечер угостили добрые люди с соседнего корабля «Гардемарин».








Продолжение. Часть II. С вторника до пятницы ________________________________________________________________________________________________________
Tags: Байкал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments