lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Аптекарь и Эверест

...Но сперва Петя Свинцев сходил в армию, он был согласен «отдать долг», и хотел поглубже узнать жизнь. Хотя те, кто забирали его на службу, Петиного согласия даже и не спрашивали. А желания призывников их вообще не интересовали.

В армии Петя начал писать солдатские стихи в полковую стенгазету, они были в основном о Байкале:

Байкал, Россия, звуки

Байкал! Как много в этом звуке
Простора, ветра и воды!

Тут брызги бьют в шаманский бубен,
Здесь тяжкий труд рыбацких буден,
И нет обычной ерунды

Здесь нету шахт, канав и штолен
Тут нет шахтеров и руды.
Лишь сети, лодки, поплавки
Здесь рыбаки живут и знают
Как вынуть рыбку из воды ...


А позже он взялся за повесть, задуманную им еще до армии. Героем произведения должен был стать обычный человек, работавший простым аптекарем, но решивший изменить свою скучную и никчемную жизнь. Название повести родилось как-то сразу: «Аптекарь и Эверест».

Вернувшись на гражданку, дембель Свинцев устроился курьером в редакцию местной газеты в Северобайкальске и стал подрабатывать там же внештатником. Иногда публиковал в издании свои сочинения. Дописывал повесть. А к осени закончил «Аптекаря» и отправился поступать в литературный институт им. Горького в Москву. А для публикации уже придумал себе литературный псевдоним на иностранный манер – "Пьер Плюмбум"

Повесть начиналась так:

«Аптекарь Егор любил курить трубку. Он купил ее однажды в киоске «Табак» на автовокзале, но это не имело никакого значения.  Значение имел дым. Когда в поле зрения аптекаря появлялись какие-нибудь слушатели, он тотчас доставал свое приобретение  из специального мешочка и не торопясь  клал в него шепотку душистого, чуть влажного зелья.  Уплотнял набивку  большим пальцем, затем слегка наклонясь и прищурясь, подносил горящую спичку, раскуривал трубку, делая подряд несколько коротких затяжек. После чего с видом человека, повидавшего много, принимался за рассказ, состоящий, как правило, из одних лишь намеков и упоминаний известных заграничных мест. Начинал он обычно с чего-нибудь такого: 

– Да…, хороший табак, забористый… Таким любят дымить  колумбийцы в Сантьяго.  У меня там друзья, вот прошлый раз снабдили…. Какой-то секретный новый сорт – скрещенный с кокой. Надо коллег в Барселоне  угостить… Они так забавно зовут меня «Гарри»…

Гарри еще раз затягивался – поглубже, наполнялся чувством собственного превосходства над прочими живущими на свете аптекарями и фармацевтами, прикрывал глаза в ожидании зрительского эффекта, и продолжал:

– …Поляку одному   на спуске помогать пришлось – идти не мог – банальная горняшка, гипоксия…  Две затяжки, укол адреналина, искусственное дыхание… спасли, короче, парня. Мог умереть…. – И после паузы добавлял, ­– Да, Гиппократ реально силен, это на всю жизнь!

Аптекарь всегда говорил отдельными малосвязанными фразами, но при этом делал такие глубокомысленные замечания и пускал дым такими клубами, что никто не решался переспрашивать и уточнять суть сказанного. Более того, уже через несколько минут доверчивые зеваки, особенно, считающие себя интеллектуалками дамы среднего возраста, даже не сомневались:  трубка привезена рассказчиком из  очередного, скорее всего кругосветного путешествия, переполненного трудностями и опасной экзотикой, а ее владелец необычайно крут.

Гарри умел скрывать собственную пустоту за плотными разводами ароматного дыма, и создавать впечатление. Это получалось у него очень хорошо.  Других талантов за нашим героем, однако, не наблюдалось» …

Дальнейший сюжет повести заключался в том, что главный герой чувствует себя непризнанным. Он начинает борьбу с выдуманными им самим же врагами, якобы мешающими его благосостоянию и успеху, и решает в одиночку вступиться в схватку с самой высокой горой на Земле.  Силы противников заведомо не равны, и Эверест, как более слабый, проигрывает аптекарю четыре раза подряд. Но во время последнего восхождения гора шквальным ветром вырывает из губ аптекаря курительную трубку и швыряет ее в пропасть.

Ближе к концу повествования  главный герой – аптекарь на спуске с вершины Эвереста подбирает двух умирающих чилийцев, пытается их спасти, но ему удается дотащить до палаток лишь скелет одного из них. В базовом лагере он рассказывает, как все было, но без курительной трубки и волшебного дыма все его подвиги ставятся слушателями под сомнение…

    А заканчивалось произведение так:
«Сутулый  бомж презрительно обернулся, громко рыгнул, а затем с наслаждением, высморкался на тротуар  и пошагал прочь. Снежная поземка быстро заметала большую зеленую кляксу на сером асфальте…».

В литературный институт Петю не приняли. Но он не отчаивается и пишет новые стихи и новую аллегорическую повесть про орлов и грифов "Рожденные гадить".


Tags: Пародия, Пи@дец карьере, Проза, Пьер Плюмбум
Subscribe

Posts from This Journal “Проза” Tag

  • Нехорошо как-то вышло...

    Знаете, что сегодня со мной было? Прилетел я рано утром из Москвы, захожу первым из пассажиров в читинский аэропорт, а мне навстречу люди со…

  • Последнее путешествие в гробу

    История про оживший гроб с несвежим мертвецом. Не подумайте, что, как это сегодня повсюду практикуется, вас хотят одурачить и завлечь броским…

  • Спасение по законам физики

    Мы вели геолсъемку в диком, совершенно безлюдном горно-таежном районе на левобережье р. Калар. В этой глуши я почти как Робинзон весь полевой сезон…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments