lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Category:

Новая Г-Экспедиция. День третий



Прошу извнить за долгую паузу в рассказе. Чтобы понять о чем идет речь в этой главе, пожалуйста прочитайте начало отчета и предыдущие третьему дню события


День третий. 27 июля 2014

    Утром обнаружилось, что на турбазе повалены две войлочные юрты, а у Стаса на правой ноге ночью появились очень подозрительные размашистые царапины. Неужели таки состоялся массаж, который вчера весь вечер «заказывал» наш друг?!
    Однако быстро выяснилось, что прямая связь между разрушениями и ссадинами отсутствует. Юрты были снесены ураганом, а небольшие телесные повреждения наш друг нанес себе сам. Посреди ночи Стас пошел искать туалет. Обойдя по периметру круглую комнату в кромешной тьме, входа в санузел он не обнаружил. На втором круге он нащупал входную дверь, но она, будучи изначально кривой, разбухла от сырости и не поддалась. Тогда Стас просто взял и вылез из юрты на улицу через маленькое окно, оцарапавшись при этом. Тем же путем вернулся обратно в юрту.


   Вот тут и пригодилась дорожная аптечка

1. Больно, щиплет!!!


2.



А утро на турбазе выдалось тихим и ясным:

3.



   Но о том, какова была мощь ночного урагана можно было судить по придорожному билборду с рекламой турбазы у отворота с трассы. Железную конструкции ветром пригнуло к самой земле.

4.



   Пока мы собирались и укладывали вещи, чтобы двинуться дальше вглубь Монголии, к нашей компании подошёл и разговорился какой-то монгол.

5.



    Вначале я даже не прислушивался к разговору, но потом уловил какие-то любопытные моменты и тоже «развесил уши». Бадцэрэн – так звали собеседника ¬– прекрасно владел русским языком (лет двадцать назад он учился в России) и за пол часа общения успел коснуться разных тем – от быта кочевников до международного положения. «Наш президент дурак, – заявил Бадцэрэн, – он решил, что нужно дружить с Америкой и Канадой. А наша страна маленькая и очень далеко от них, но наверное, президент этого не знает…. Зато рядом большая Россия, рядом Китай. Монголии нужны хорошие отношения с соседями, а не с заморскими «доброжелателями». Россия и Китай должны быть нашими друзьями. Вот, скоро, осенью в Монголию приедет Путин и наши старые дружеские связи укрепятся. Мы ждем, что между Россией и Монголией установят безвизовые отношения…».

   Коротко и ясно Бадцэрэн охарактеризовал монгольский «автодор»: «Дорог нет, а машин миллионы». Естественно, что поэтому в Монголии «народный» автомобиль – это «Land Cruiser». При этом, оказывается, что в Монголии «Круизеры» стоят дешевле, чем в России: 2,4 млн. руб. против 3,6 – 3,8 млн. у нас. Машины на механике в Монголии ценятся дороже, чем с автоматической трансмиссией. Здесь в ходу простые "мясорубки" без всяких кнопочек, подогрева сидений и электрических стеклоподъемников. Чем проще, тем надежнее.

    Но самую, пожалуй, ценную информацию для нашей экспедиции мы получили о том, как следует вести себя при встрече со степными кочевниками. «Это очень гостеприимные люди, поэтому наливать водку им нельзя, – Бадцэрэн открыл нам главное правило. – Сначала они зарежут барана, потом козла, потом яка, потом верблюда, потом все стадо (зачеркнуто, простите увлекся – А. Л.), будут угощать, не отпускать вас два дня…».


    Время 10:20. Мы покинули турбазу и едем по дороге с выщербленным асфальтом в город Хархорин, до которого примерно 300 км.

6.



    Хархорин находится почти точно в центре страны. Во времена правления Угэдей-хана на месте этого города (точнее, рядом с ним) стояла столица Монгольской империи – Каракорум, от которого сегодня остались лишь руины, но развалины эти очень знамениты своей древностью, им почти 800 лет. Еще одним важным объектом является буддийский монастырь Эрдэни-Дзу. Правда, у нас нет цели знакомиться с культурным наследием Каракорума, просто через Хархорин дороги ведут дальше на юг, к пустыне Гоби – главной цели нашего путешествия. А еще в этом городе наши два экипажа должны объединиться с третьим, движущимся в сейчас в сторону Хархорина от западной границы Монголии.


    Дорога на Хархорин тянется через холмистые степи. Хотя некоторые возвышенности вполне можно назвать горными грядами. Есть распаханные и засеянные площади, но в основном просторы целинные, это огромное зеленое пастбище, пестрящее многочисленными стадами и пятнышками юрт, разбросанными по степи.

7.


8.


9.


10.




    Очень много встречается лошадей, а ведут они себя примерно также, как у нас упрямые коровы – выходят на трассу и не спешат уступать дорогу автомобилям и отчаянно сигналящим водителям.

11.


12.



   Погода очень хорошая, теплая, небо почти безоблачное, а в степи безветрие и тишина, нарушаемая только громким стрекотом кузнечиков в траве. Но чтобы это услышать, нужно иногда останавливаться и выходить из машины. Ну заодно и побурханить. Вообще-то можно бурханить и на ходу, но много расплескивается…

13.



   На самом деле в пути приходится успевать сразу несколько дел: следить за треком маршрута на планшете, там же делать дневниковые записи, прислушиваться к увлекательным рассказам, отвечать на вопросы кроссворда, задаваемые по рации из другой машины… В то же время открывать холодильник, отрезать колбасу, наливать в стаканчики, мочить безымянный палец и брызгать дань монгольским богам… опять следить за треком, дальше писать в дневник, а программа коверкает слова и на каждой фразе хочется добавить: «блять!!!»… Затем опять слушать, говорить, отрезать, наливать и закусывать…. Непростая получается экспедиция, скажу я вам. Но это еще что! Стас управляет автомобилем, и тут же управляет своей туристической компанией в Иркутске по спутниковому телефону, решает свежие проблемы. При этом в паузах лучше всех отгадывает слова в кроссворде и пытается рассказывать про генерала Унгерна и его роли в истории монгольского государства.


    В Монголии очень низкая плотность населения, но эта часть страны относительно заселена. Много отдельно стоящих юрт и небольших их «скоплений» в голой степи. Мы проезжаем через маленькие селения. В живописных придорожных каменных строениях разместились магазинчики, столовые, шиномонтажные мастерские. Одинаковые, много раз повторяющиеся вывески помогают нам понять значения некоторых слов и заучить их. В Монголии продуктовые магазины так и называются: «Продуктовый магазин» - «Хунсний делгур», и никаких там «Привозов», «Спутников» или «Караванов». Очень удобно.
   Шиномонтажки можно узнать по вывеске «Засвар», а так же по сваленным у входа старым покрышкам.


14.


15.


16.


17.


18.


    А столовые или кафе все называются словом «гуанз», и никаких там: «Березка», «У Наташи», «Роза Мария» или «Позная Сэсэг». И так понятно, что если написано «Гуанз», то это и есть гуанз, и будут вам тут и позы, и монгольский чай, но не кавказская, к примеру, кухня. Гуанз может быть и в каменной постройке, и (часто) в придорожной юрте.



   В 12 часов мы проехали селение Лун. и пересекли большую реку. Заправили машины, затем остановились у моста через реку чтобы полюбоваться пейзажем.

19.



    Борис тут же взял фотоаппарат и сейчас же отправился к реке, а я прежде отошел в сторонку, за машину, кое-зачем…. Стас внимательно наблюдал за мной, а когда я вернулся, он сказал:
«Саша, я тебе давно хотел сказать….Если ты станешь когда-нибудь настолько знаменит, что с тебя начнут ваять ростовой памятник, скажи чтобы тебя изобразили писающим. Я уже не первый раз замечаю что именно в этот момент у тебя царственная осанка и наиболее вдумчивое выражение на лице. Серьезно! Обязательно при случае закажи свою ростовую писающую скульптуру!"

   Местность в районе городка Лун очень красивая: юрты стоят в долине, люди отдыхают семьями (выехали на пикник?), в реке спасаются от жары лошади.

20.


   Почти идиллическая пастораль, если бы не множество пластиковых бутылок из-под пива и прочего мусора, валяющегося на отмелях и берегах и плывущих по реке. Да, здесь цивилизация уже оставила свои следы. А нам хочется скорее попасть в совершенно первобытные места.


    Время 13:15. Мы уже проехали половину расстояния, довольно много, чтобы выучить слово «гуанз» и проголодаться. И тут нам попалось несколько придорожных юрт, как минимум одна из которых как раз и была предназначена для приюта голодных путников.

21.



   Тут мы все дружно и решили перекусить и зашли внутрь. Попросили сварить нам позы (или буузы) и остались наблюдать за процессом приготовления и нюансами местного быта.

    В жилище было людно: хозяин его жена, их дети, их родственники… Кто именно живет здесь сразу не поймешь, тем более рядом стояло еще несколько юрт. Люди заходили и выходили, их было много и видно, что живут тесно и дружно.

22.



   Куски свежеразделанной туши (кажется, козлиной) висели по всем углам юрты.

23.



    Понятно, что в юрте нет углов и, на первый взгляд, здесь нет никакой планировки. На самом деле «комнаты» в юрте присутствуют. Жилище незримыми перегородками разделено на зоны: прихожая, кухня, спальня… Я об этом подробно писал в первой «Г-Экспедиции» 2007 года, когда нам также довелось обедать в простой монгольской юрте. В этой юрте тоже можно было определить «кухню», но мама с дочкой расположились не за столом, а прямо на одной из кроватей, что ближе к печке. Быстро-быстро полная женщина мелко нарубила мясо ножом, а девочка тут же принялась раскатывать тесто и вдвоем с мамой лепить позы. И очень скоро большая круглая подставка заполнилась готовым полуфабрикатом. Теперь осталось растопить печь, подсыпать в топку кизяка, опустить позы вместе с подставкой в казан и оставить их готовиться на пару.

24.


25.


26.



    Пока варились позы, жизнь в юрте шла своим чередом. Зашел маленький парнишка, вымыл руки под рукомойникам. Потом его позвала мать и намазала все тело молочной сывороткой. Жестами и словами пояснила, что это полезно. Наверное, защита от жгучего монгольского солнца.

27.


28.



Потом появилась девочка, сестра мальчишки, еще младше по возрасту.

29.


30.



   Короче говоря, я и Борис не выпускали фотоаппараты из рук. А я не старался вникнуть в родственные связи и прочие бытовые моменты, а просто искал пытался снять красивые «картинки из жизни простой монгольской семьи»

    Наконец мы отложили фотокамеры в сторону, сели за стол и занялись чревоугодием. Разумеется, попросили рюмки и разлили по чуть-чуть. Конечно же, вопреки утренним рекомендациям Бадцэрэна предложили по 50 грамм и хозяевам. Никто не отказался, в том числе и хозяйка, приготовившая нам буузы. В юрте моментально воцарилась прекрасная атмосфера: «дружба – найрамдал!» (кажется так). Но однако же никто не побежал резать второго барана.

31.


32.




    Обед нам обошелся в 600 рублей в переводе на наши деньги. А удовольствие получили такое, что все экспедиционные (кроме меня) утверждают до сих пор, что это были самые вкусные буузы за всю экспедицию. Я не спорю, но и не соглашаюсь, потому что и другие последующие разы было не хуже. Может быть сам антураж, присутствие в процессе придали дополнительный вкус еде? Ну, надеюсь, мы это еще обсудим в комментариях к главе рассказа. А теперь покинем юрту и поедем дальше.

   На посошок последок еще пару раз выпили сфотографировались.

33.




   До Хархорина осталось еще 160 км пути. Время 14:40.

    В 80-ти км, не доезжая Хархорина, по правую руку от дороги по степи разбросаны каменные останцы. Живописные гранитные скалы очень напоминают природную достопримечательность Даурского заповедника – урочище Адун Челон на юге нашего края. Это место мне еще раз напомнило о поразительном сходстве многих ландшафтов Монголии и южного Забайкалья.

34.


35.


36.




   А в пяти километрах южнее мы остановились у массива барханных песков. Это место находится вблизи развилки дорог на Хархарин и Арвахэр и, оказывается, популярно у туристов, да и у самих монголов.

36.



     Целая группа столичной монгольской молодёжи приехали побеситься в огромной песочнице.

37.


   Две девушки прекрасно говорили по-русски, они только что вернулись с учебы из России.

38.


Без комментариев понятно, как выглядит современная монгольская городская молодежь.


  В это время наступила страшная жара, но мы не поленились прогуляться по барханам. …
…И встретили еще одну туристическую группу, на этот раз по-настоящему иностранную – японцев. Застали их в тот момент, когда гиды усаживали туристов верхом на верблюдов.

39.


40.


41.


42.



   На мой взгляд, катание на «кораблях пустыни» - аттракцион экстремальный. Запах верблюда совершенно не совместим с понятием «удовольствие». Мы имели случай однажды в этом убедиться и пожалеть. Но эти несчастные явно видят верблюдов впервые в жизни.


    С часок прокалившись на солнце, набрав песка в кроссовки до краев, мы вернулись к машинам и с удовольствием выпили водки поехали дальше. Зря я зачеркнул «выпили водки», мы действительно выпили. И еще плюс холодного пива из холодильника. Думайте, что хотите, но пить на жаре – это всяко приятнее, чем … ничего не пить.


    Через два часа пути от песчаных барханов мы, наконец, прибыли в Хархорин. И встретились с нашим третьим экипажем – Лешей Панцевичем и Амиром.

    Тут меня очередной раз удивил наш Станислав Евгеньевич. После объятий и рукопожатий Стас извлек откуда-то заранее изготовленные и тщательно скрываемые предметы. Каждый участник получил неожиданные, очень приятные и очень полезные подарки – бандану, футболку и чудеснейшей конструкции кружку. И все это, конечно же, с эмблемой нашего путешествия: "Экспедиция Гоби 2014".

43.


   Сколько раз в последующие дни пригодилась каждому из нас дареная кружка – об этом я еще скажу. Нет, вдруг забуду, скажу сразу: из кружки этой на ходу, ничего не выплескивается даже при езде по жуткому бездорожью! А охлажденное вино приобретает неповторимый аромат монгольской пустыни.

    То что мы приехали в Хархорин в 7 вечера, когда и музей и монастырь уже закрылись, нас ничуть не огорчило. Впереди у нас был душ, а затем ресторан на турбазе, где мы встретились и расселились в юртах.

   А вот душ нас не то чтобы огорчил, а скорее, сильно удивил. Такой экзотики, как на монгольской турбазе, не в любой стране хлебнешь,. Попробую описать словами. Турбаза – это не только юрты во дворе, а есть еще двухэтажное здание с гостиничными номерами, где все треснуло, сломалось, и протекло с потолка. В некоторых комнатах цементные полы, застеленные ковролином, размокли, вскрылись, и из щебня, в который превратился бетон, виднеются трубы водяного обогрева. Двери закрываются чисто условно. Вода в душевой идет тонкой струйкой, унитаз страшный и не работает, крышка его давно разбита, труба на которой висит грязная и рваная душевая занавеска, приклеена к стене скотчем и непонятно, какая физическая сила противодействует гравитации. Все кривое, косое и китайско-бедняцкое. Но вода, слава Богу, почти теплая, и это настоящее чудо. Так что все в целом очень хорошо! И свет в юртах проведен, можно зарядить девайсы и поскорее усаживаться за стол в ресторане.

   Претензий к ресторану у нас ни у кого вообще не возникло, особенно на фоне посещения душевой и осмотра номеров «люкс». Поэтому весь остаток дня мы чрезвычайно весело там и провели – в ресторане.
Снова Стас веселил официантку и весь остальной женский персонал, настойчиво заказывая «массаж», а  к концу вечера едва не «усыновил» монгольского ребенка (кажется хозяйки заведения),  убедив почти всех, что ребенок на него необычайно похож.

44. Стас и монгольские дети (1 шт.)


   Вот, несмотря на долгий день, спать идти в юрту мне совсем не хотелось. Но потом все же пришлось, ресторан закрылся…. Ну и надо же на чем-то завершать эту главу…

   Но будут еще другие веселые дни, Продолжение, день 4-й

.
Tags: Гоби Моноглия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments