April 25th, 2020

выставка

День рождения 2020

Привет всем!


Хочу признаться, что мне никогда не льстило мое отчество: Абрамович. Александр Абрамович. Ну да, моего папу родители назвали Абрамом, и сам он тоже, видимо, не был от этого в восторге. Тем более, что и отчество у папы было Израилевич. А в совокупности имя Абрам Израилевич в стране, где братский интернационализм уверенно господствовал на фоне зрелого антисемитизма, однако вовсе его не затмевал, подобное сочетание являлось достаточно одиозным. Хорошо еще, что фамилия у нас была не какой-нибудь «Рабинович», а всего лишь Леснянский. Напомню название этой страны - СССР.

Поэтому папа, как только научился читать и писать, а, главное, начал кое-что понимать в советской жизни, первым делом в быту взял себе псевдоним Виктор. При этом по документам он по-прежнему оставался Абрамом Израилевичем. Но для своего сына - то есть, ради меня – решил сменить свое имя официально к тому моменту, когда мне придет время получать паспорт. Согласитесь, что для советского чиновника, словосочетание «Александр Викторович» в любой анкете, например, в заявлении при поступлении в ВУЗ, не выглядит такой красной тряпкой, как «Александр Абрамович».

Короче говоря, примерно до десятого класса я и не подозревал, что отчество у меня не «Викторович», а сильно другое. И мог бы этого факта никогда даже и не узнать, если бы мой папа оказался порасторопнее.

Но случилось так, что когда папа отправился, наконец-таки, в ЗАГС менять имя, ему сообщили, что он немного опоздал, совсем чуть-чуть. Что буквально неделю назад Совет Министров СССР принял и утвердил положение, согласно которому в Советском Союзе замена имен граждан теперь допускается лишь в случае неблагозвучности исходного имени.

- Вот если ваше имя при рождении было бы Сруль (на самом деле существует такое еврейское мужское имя), то мы бы без вопросов его вам поменяли на Виктора, - объяснили в ЗАГСе моему отцу. - А имя Абрам абсолютно нормальное. Оставайтесь Абрамом!


Мой папа вернулся домой в совершенно расстроенных чувствах... Ничего теперь больше не оставалось, как только сообщить, что у меня отец не Виктор, а Абрам.

Ну, да ладно. Я, вроде, и привык быть Александром Абрамовичем, Тем более, что прежде меня крайне редко величали по имени-отчеству. Но годы шли... и идут, и ко мне все чаще стали обращаться не "Шура", "Саня", "Саша", а вот именно так: Александр Абрамович или хуже, с ударением: Александр АБрАмович. Или вообще просто: Абрамыч. "Слыш, Абрамыч, ты водку будешь?!"

....

А к чему я это все пишу, ¬- спросите вы? А к тому, что сегодня одна приятельница сделала мне неожиданный (в том числе и для нее самой) подарок:

- Александр Обамович, поздравляю вас с днем рождения! - Прислала она сообщение. Ну просто девушка ни разу не видела мой паспорт.


Александр ОБАМОВИЧ! - вот как надо было!


А еще пару человек написали, и кое-кто сказал это и вслух, что мой юмор им очень близок и даже мой злобный сарказм им тоже по душе. Ну, это ли не лучший для меня подарок!? - Конечно же, этот, да!


А вот последняя вишенка на праздничном торте. Мой старинный друг - художник Александр Деркач (он давно переехал из Читы в Калининград), с которым мы еще в 90-е годы сотрудничали и поднимали наш Забайкальский художественный салон, прислал мне сегодня по почте мой портрет. Реально сегодня, в свой ДР я получил на почте посылку из Калининграда. И вот на этой картине похоже, что я вообще не ближне-восточный Абрамыч, и не афро-американский Обамыч, а на самом деле явно происхожу из одного благородного европейского рода. Еще пока не уточнил, какого.