April 17th, 2020

выставка

Сон тебе в руку!

Очень короткий рассказ про Пьера, какую-то женщину, какого-то президента и про вещие сны.

Три года назад поэт Пьер Плюмбум (творческий псевдоним Петра Свинцева) сделался предпринимателем. Стихи он по-прежнему писал говняные, зато в бизнесе дела у Пьера пошли неплохо. У него завелись рубли и даже накопилось немного настоящих зеленых денег. Он стал лучше одеваться, дороже есть и вкуснее пить. Доширак Петя прекратил покупать совсем, а вместо раскладушки привез из мебельного магазина мягкую двуспальную кровать с одним свободным местом. С тех пор Пьер стал крепче спать. И сны ему теперь снились исключительно цветные и сочные, с такими захватывающими сюжетами, что хоть бросай поэзию и берись за сценарии к блокбастерам или за эротико-фантастические рассказы! В связи с чем Петр и увлекся серьезно онейрологией – толкованием сновидений. Он глубже и глубже погружался в изучение сонников и все больше доверял тому, что в них написано. В итоге уверился, что сны действительно бывают вещими.

А где-то в начале февраля Пьер познакомился с какой-то женщиной, и появилась надежда, что свободное место на кровати вскоре перестанет пустовать, и руки у нашего поэта, наконец, освободятся.

Петр два раза подарил своей даме цветы – на День влюбленных и на 8 Марта, успел несколько раз сводить ее в ресторан и один раз с ней переспать. В ту единственную прекрасную ночь Пьер пообещал своей женщине, что если и дальше все будет так же хорошо, то он свозит ее в отпуск в Турцию, а, может быть, даже и в Италию.

- Между прочим, - сказал Петр, - я несколько дней назад видел изящный сон про Венецию. Там над каналами в воздухе летали миллионы китайских цветных шариков. Гондольеры смеялись, и веслами, как ракетками отбивали эти шарики друг другу. А потом некоторые из лодочников почему-то медленно растворились в воздухе и исчезли, словно привидения… Интересно, к чему бы этот сон? Я думаю, к нашей скорой поездке! Я твердо в этом уверен!».

- Ну, хорошо, согласилась женщина, - надеюсь, хоть в этом твердости у тебя хватит. - Добавила она загадочно.

- А что ты имеешь в виду - “хоть в этом”?

Женщина промолчала.

Но после 8 Марта так хорошо больше уже не было. Цветные шарики оказались коронавирусными, бизнес Пьера оказался очень хлипким и начал разваливаться буквально через неделю, после того, как Президент подарил всей стране каникулы. А женщина Пьера оказалась не просто “какой-то”, а какой-то не бескорыстной и довольно странной.

- Давай, Петя, - как-то на днях говорит она Пьеру, - купим мне шубу, а то мне в Италию не в чем будет поехать, а сейчас как раз огромные скидки. И сразу обмоем покупку в ресторане!

- Знаешь ли, дорогая, - сладким тоном принялся объяснять Пьер, - времена пришли трудные, желательно теперь во многом себя ограничивать… Мне вчера даже своего топ- менеджера по продажам и маркетолога из фирмы пришлось уволить. Два лакея, садовник и кухарка на очереди. Боюсь гнева правительства и трудовой инспекции - могут сильно оштрафовать. Да и натуральные меха в Европе давно уже моветон. И я не уверен, что нужно сейчас идти в ресторан. Давай лучше возьмем вина с колбасой и дома у меня посидим. А потом полежим…

- Сам иди полижи. У кухарки. А лучше - у садовника. Не уверен, говоришь, Петя!? А я с первого раза почувствовала, что твердости в тебе не хватает. И длины тоже - сантиметров пять примерно. Короче, пошла я... на самоизоляцию. Не звони - деньги сэкономишь.

- А что ты имеешь в виду - “длины сантиметров пять?” - Попробовал уточнить Пьер.

Но женщина не ответила.

В общем, действительно, какая-то очень странная подруга Пьеру подвернулась, да еще так не вовремя....

Петр почувствовал себя мерзко, так плохо, словно его потрепали половцы с печенегами (видел он на днях как раз на эту тему то ли сон, то ли обращение Президента к народу). Соврал зачем-то даме про какого-то топ -менеджера… Это же был просто продавец в его букинистической лавке - книголюб-пьяница. Сейчас лавка закрыта на карантин, арендодатель ставку не снижает, продавец-алкоголик в загуле без содержания. Сам Пьер в полной жопе вместе со своим бизнесом. При этом глубокое абсолютное непонимание со стороны женского пола.

Пьер почти совсем раскис. Одна надежда осталась - на справедливую Власть, на мудрое Правительство и на доброго Президента, которые просто не могут не помочь маленькому человеку с его маленьким бизнесом. Они ведь по телевизору всегда так и говорят: “Нужно помочь”, “Мы должны содействовать”, “Необходимо обратить внимание”, “Надо сделать все”.

Да, надежда на власть у Пьера еще теплилась, но женщина ушла и деньги почти все закончились. А вместе с тем опять нарушился сон. Если что теперь и снилось нашему поэту, то в основном кошмары. Впрочем, для науки онейрологии это тоже тема. Ведь и ночной кошмар может оказаться, что называется, “в руку”.

И вот буквально вчера привиделся Пьеру новый сон. Сидит он перед телевизором, а с экрана лично к поэту, глядя ему в глаза, обращается Сам Президент. Он говорит:

- Мсье Пьер Плюмбум! Вы, как мелкий предприниматель очень важны для России, поэтому нам необходимо сделать для вас все возможное. А именно: мы должны оказать вам материальную помощь. Подчеркиваю: не “окажем”, а “должны оказать”. Поэтому я предлагаю правительству выделить для вас установленную сумму денег. А именно: 12130 руб. Еще раз поясню: Вы получите эти деньги, как только сделаете заявку и после соответствующей проверки докажете, что вы не верблюд, а предприниматель, и сохранили поголовье вашего стада скотов не менее, чем на 90% (не уволили ваших работников). Ну а пока вы готовите документы (а это может занять некоторое время), чтобы вы копыта не отбросили и горбы ваши верблюжьи вообще напрочь не отсохли, мы с коллегами из правительства решили поддержать ваш бизнес следующим образом. А именно вот этим. - И протягивает прямо из телевизора руку с купюрой 100$/ - Берите, Пьер, это вам из наших с вами общих золотовалютных запасов. Это грязные, но ликвидные деньги, их легко можно обменять на рубли. Премьер Мишустин хотел эту сотку себе зажать, но я не позволил, потому что мы должны сделать все, чтобы помочь малому и среднему бизнесу. Берите, держите крепче!

Пьер хватает зеленую купюру двумя руками (это все, конечно, происходит во сне), и у него в руках портрет американского президента Линкольна на купюре вдруг превращается в портрет Трампа! И тут же трансформируется в портрет Обамы, а затем вообще в какой-то черный половой хуй с фиолетовой залупой. (Ну, сплошной ночной кошмар, что тут скажешь). При этом Пьер продолжает крепко держать это - уже теперь непонятно что - двумя руками.
“Сволочи американцы! - Подумал во сне Пьер. - Подставили нашего Президента! Что за фокусы! Не надо нам такой помощи! Я уж лучше тогда сам себе помогу”.

Как раз в этот момент, все еще находясь в прострации, Пьер почувствовал какой-то болезненный дискомфорт у себя в…, скажем так в очень конкретной области ниже живота. Ну, это место по-другому еще пенисом или половым членом называют. Очень неприятное сдавливание, от которого поэт проснулся и обнаружил, что двумя руками крепко вцепился в собственный, простите….Ну вы поняли?

“Реально - сон в руку” - подумал Пьер, полностью очнулся и уже окончательно, бесповоротно расстроился.