January 14th, 2019

выставка

Бывает ли говно хорошим?

Теоретические аспекты миграции организмов
(Записки забайкальского энтомолога)

лепешка.jpg

Поводом для теоретических исследований в области говна послужилипост от одного из читинских блогеров о том, что ежедневно из Забайкалья навсегда уезжает 20 человек! А, главное, отдельные комментарии к этой новости типа такой: "Правильно, что уезжают. Хочется умереть в человеческих условиях, да и дожить по человечески..."


Бывает ли говно хорошим?

Представьте себе большую лепешку навоза в форме огромной кляксы, сотворенную крупно-рогатым создателем где-то на границе влажного зеленого луга и сухой земли.

К возникшему творению тут же устремляются всевозможные копрофаги и копрофилы. Невзрачные навозные жуки, и отвратительные черви, и нарядные золотистые мухи летят и лезут со всех сторон, стремясь захватить в первую очередь ту часть навозной кучи, где говно толще и жирнее, поближе к траве.

Изначально такая говнолепешка целиком вся свежая, горячая и ароматно дымящаяся, является привлекательной во всем своем объеме, поэтому жуки – навозники с червями охотно расселяются по всей ее площади, а блестящие мухи неистово откладывают свои личинки как в центре, так и на периферии. Эти «инвестиции» быстро приносят плоды в виде кишащих повсюду опарышей, а брожение в навозе под лучами летнего солнца доводит кучу экскрементов до точки кипения. Навозная лепешка бурно и радостно бурлит жизнью, говно пузырится и лопается на солнце, его брызги долетают до травы, что вызывает недовольство и некоторые опасения у обитателей соседнего цветущего луга. Копрофаги думают, что так будет всегда.

Однако спустя некоторое время химические и биологические процессы в навозе затухают. Лепешка начинает остывать и сохнуть в первую очередь по краям, и жизнь на ее окраинах для насекомых становится некомфортной. Мухи больше уже не несут туда свои яйца

Черви и опарыши начинают волноваться и роптать. Но по-прежнему сытным остаются еще небольшие участки навозной кучи, прочно теперь захваченные сильными черными жуками. Насекомые из сохнущего периметра все чаще выражают недовольство социальным неравенством и требуют дотаций в виде добротных экскрементов из зажиточного центра.

Какое-то время у провинциальных организмов остаются еще небольшие надежды на честное перераспределение общих говноресурсов или на новые порции свежего говна со стороны, но в то, что крупно-рогатый творец еще немного подосрет в нажитое место, уже мало кто верит.

И тогда копрофилы из периферии принимаются активно переселяться в более благополучные по их мнению участки навозной территории. Количество беженцев растет. Теперь только из одной лишь отдельно взятой окраины в центр переползает по 20 штук насекомых ежедневно. При этом, надо заметить, они не осознают, что и там, куда они стремятся, их ждет по большому счету то же самое говно.

Тем временем самые жирные насекомые из тех, кто уже до предела насытился в центре говнокучи, пробуют вообще выбраться из нее и переползти западнее, на зеленый луг за пределы навоза