lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Через горы, семь бродов и триста луж к радоновому ключу. Часть 2



Начало здесь часть 1

13 июня, пятница, день второй
   Сразу скажу, никакой чертовщины в пятницу тринадцатого не случилось, все было замечательно. Правда, в ночь на четырнадцатое троим нашим всю ночь не спалось, но об этом позже.
Утром над лугом и рекой расстелился туман, а сквозь него просвечивало яркое солнце на небе – все как я люблю.

1.

2.



Трава в густой росе, листья на деревьях мокрые, а изо рта идет пар, потому что воздух за ночь остыл до -1 градуса, что неожиданно.

3.


4.


5.


Но день обещал быть жарким.

    Пока мы собирались, у нашего лагеря появились двое всадников – табунщики, хорошие знакомые Кости Чумакова, прискакали поздороваться. Примчались эффектно: кони высокие, красивые, блестят мокрыми боками и парят на солнце. Большой табун лошадей, разрозненный на множество косяков пасется по долине Былыры.

6. Табунщики


7.


8. Готовимся к выезду


9. Поехали…



    Первый брод через Улетуй был разминочным, «учебным». Последовавшие за ним протяженные лужи с вязкой жижей оказались гораздо менее приятными. В одну из них свалился Ваня и утопил в грязи очки безвозвратно.

10.



    Мокрые участки чередовались с сухими, и трудно сказать, чего было больше. Наверное, все же, твердой земли, иначе мы бы далеко не уехали.

11.


12.


13.


14.


15.


16.


17.



  Через несколько километров от места ночевки первый раз форсировали Былыру. Потом дорога так и пошла вниз по долине, переходя периодически с берега на берег. Всего за день мы пересекли реку то ли шесть, то ли семь раз.

18.Один из бродов через Былыру


19.


20.


21. Дорога вдоль р. Былыры


22. Красивый сухой участок – это редкость



    Были также и маленькие бонусы – переправы через мелкие притоки Былыры. В одном из таких «бонусов» я чуть не искупал свою фотокамеру: упал с велосипедом на бок и набрал немного воды в сумку. Вот на этом маленьком броде:

23.


24.



    А погода тем часом разгулялась, и мы попали в настоящее забайкальское лето: застывший воздух, жгучее солнце и бешеные мухи, – миллионы озверевших слепней, или как их называют в Забайкалье, – паутов.
    Паутам, свирепеющим на жаре, особенно приглянулась моя персона, наверное, потому что я ничем не побрызгался, ехал в черной облегающей нательной рубахе, и больше других нагрелся на солнце. Эти маленькие летающие волки облюбовали мою спину, плечи и руки…, а также ноги и все остальное. Целый рой кружил у меня над головой и атаковал с разных сторон. Каждую секунду я то одной, то другой рукой лупил себя по лицу и по телу или танцевал цыганочку на ходу, если невозможно было отпустить руль. А, порой, и трясти руками-ногами не получалось, когда ехали по узкой глубокой колее или брели через быстрый речной поток. За пол дня пути я убил четыреста слепней и ранил шестьсот. В плен принципиально никого не брал. К сожалению, от этого мух меньше не стало.

25. Еще одна переправа через Былыру…


26. … и еще одна



    На одном из привалов парни заметили, что из всей нашей команды слепни неравнодушны только ко мне, а вся спина моя покрыта красными вздувшимися укусами. И тогда Рома обрызгал мою одежду каким-то крысиным ядом замечательным средством. После этого мухи-вампиры хотя и не успокоились, продолжая кружить исключительно над моей головой, но больше уже не впивались, а лишь злобно жужжали и громко облизывались.
    Слепни, конечно, сволочи и твари, но вкус у них хороший, и места, где они живут замечательные. И практически безлюдные. Лишь одна скотоводческая стоянка – МТФ Кулинда встретилась в этот день на нашем пути. Два работника присматривают за стадом молодых бычков.

27. МТФ Кулинда


28.



   Миновав стоянку, мы стали на обед на правом берегу Былыры и отдыхали минут сто двадцать примерно. Купались и загорали, а в три часа дня поехали дальше. По нашим расчетам через километр наш путь должен был пересечься с хорошей дорогой в Талачи из Кыры.

    Через двести метров мы вновь залезли в грязь и воду, переходя вблизи устья ручей Талачи, а потом еще полкилометра тащили велосипеды к противоположному борту его долины через кочковатую обводненную луговину. На этой мочажине в одной из луж чуть не наступили на гадюку. Не всем известно, что змеи водятся в Забайкалье, они встречаются в тех районах, где отсутствует вечная мерзлота, по югу края. Местные жители знают, что гадюки тут водятся, побаиваются этих гадов и избегают произносить слово «змея». Считается, что тем самым можно накликать с ней встречу.

   Под горой никакой грунтовки не оказалось, зато какой-то другой проселок (в нужном нам направлении) виднелся на левом склоне долины, откуда мы только что пришли. И мы потащили велосипеды через кусты, кочки и грязь по диагонали в обратную сторону. Позже подтвердилась догадка, что обе дороги – та на которую мы вышли и та, которую мы искали – сольются выше по долине.
    Последние несколько километров до курорта Талачи были они утомительными – почти все время в горку. У Ромы опять забарахлил переключатель скоростей. Парни вновь его разобрали, обнаружили, что какая-то деталька разогнулась, и тут пригодилась Женина богатырская сила. Жека в спортзале лёжа жмет штангу сто тридцать, а теперь взял пассатижи и сидя руками сумел «давануть сто пятьдесят». «Ну, все отлично, – сказал Рома, – теперь не придется покупать новый переклюк, сэкономил мне две тыщи».
    Наконец, мы доехали до аншлага у дороги: «Талачи…». Вело-спидометр показал дневной пробег – 28 км. Впереди метров через триста виднелись деревянные строения.

29.



    Я немного запутался, или, правильнее сказать, не совсем разобрался со списком минеральных источников в бассейнах рек Кыра и Былыра. Есть место под названием Двенадцать ключей, есть Былыринский источник, есть санаторий Былыра, а еще Ближние и Дальние Талачи. Место, в которое мы приехали, на карте обозначено, как два минеральных ключа – один Кислый (сод), другой Холодный.

30.


    Но местные называют их «Дальние Талачи». Этот ныне полудикий санаторий, судя по всему, раньше, в советское время имел бешеную популярность. Администрации колхозов и местных рудников построили тут зимовья, большие бараки, разделенные на комнаты, баню, беседки.… Сегодня Талачи в упадке, почти все дома полуразрушены, печи в них развалились, окон нет, дверей тоже, да и полы разобраны.

31.


32.


33.


34.


35. "Дача колхоза имени 17-го Партсъезда"



    Но в кое-каких избушках еще можно жить. Люди не забыли про целебный курорт и продолжают приезжать, несмотря на трудности с дорогой.

   Мы предполагали, что кроме нас здесь окажется много народа, но встретили лишь одну компанию из трех человек, занявших маленькое зимовье.

36. В этой избушке расположились наши соседи



    А мы решили поставить палатки на лесной поляне между непригодным бараком и уцелевшей беседкой со столом и с железным мангалом-барбикюшницей. Этот очаг нам очень пригодился.

37. Наша поляна и беседка



    Когда мы приехали в Талачи, жара стояла такая, что шевелиться лично у меня не было желания. Но несколько наших парней пошли на разведку, обследовали курорт и узнали у тех трех отдыхающих, что воду для питья нужно брать «колабани», или из холодного целебного источника, а из ручья, что бежит через всю территорию по дну распадка Талачи, пить не следует. При этом народ абсолютно уверен, что сам источник радоновый, поэтому целебный.
    «Колабани» – это, как можно догадаться, значит ¬ около бани. Сама баня, покосившаяся, с незакрывающейся дверью стоит за ручьем на правом берегу, туда ведет тропа и мостик, а рядом с избушкой сероводородный родник с характерным запахам. В ручье же вода чистейшая и очень вкусная. Совсем непонятно, отчего отдыхающие брезгуют им. Мое предположение, что в периоды паводка, дождей ручей мутнеет, и вода в нем становится грязной. А вот пить из «радонового источника» я бы, как раз, и поостерегся. Но заметьте, про радон на табличке у въезда в санаторий ничего и не сказано (зато сказано про сероводород).

    Но, повторюсь, Дальние Талачи в народе считается источником, содержащим радон, и люди приезжают сюда обычно на срок от 7 до 12 дней, а для достижения лечебного эффекта стараются принять по 2-3 ванны ежедневно. И мы за сутки пребывания тоже хотели отхватить побольше здоровья, поэтому первым делом отправились к холодному ключу.
    Источник находится в правом борту Талачей, метрах в трехстах от днища долины, на лесистом склоне, и к нему ведет отличная крутая тропа. В узкой тенистой расселине прямо из горы выбегает родниковая струйка. По 12-метровому деревянному желобу, выдолбленному из цельного лиственничного ствола, она направлена в купальню, грубо сколоченную из досок и завешанную пленкой и тряпками.

38.



    Изначально было рядом две кабинки и два желоба, но сейчас функционирует лишь одно купальное отделение. С двухметровой высоты струя воды с края желоба, как из крана падает вниз. В углу кабинки, лежит лед, несмотря на адскую жару за ее пределами купальни. Такую же ледяную температуру имеет и вода из родника: 1 -1,5 градуса, люди, говорят, измеряли. Я думаю, не обманывают.


   В Талачи курортники приезжают лечить, в первую очередь суставы, кости, различные хондрозы и тому подобное, а также, вероятно, и все прочие болезни. Вера у людей в целебную силу холодного радона огромная. Все стены купальни оббиты благодарственными табличками, изготовленными руками пациентов.

   Таблички сделаны из дерева, бересты, а чаще всего из жести консервных банок, С большой любовью на них выдавлены и выписаны имена, проза и стихи. Вот такие наивные:

«…за бодрость чудную твою стихом спасибо говорю,
Пусть будет стих и слаб и сух
Как мог хвалю его я вслух.
Поверит мне лишь тот кто был,
Кто хворь и недуг победил…»


    Или вот такие:

«Спасибо, Талачи за отдых
Спасибо за целебный ключ,
Что мы холодною водою
Изгнали всех болезней дух!»…


Ну и много других в том же радостном духе

39.


40.



   Наверняка многим лечение помогло, но я все же склонен думать, что радона в Талачах нет, а весь целебный эффект заключается в обычной криотерапии. (То же самое, кстати, точно могу сказать и о нашем знаменитом Алханае, там я определенно знаю, что радон отсутствует, но паломники свято в него верят и выздоравливают).
    Процесс лечения и прост, и труден одновременно: заходишь по очереди за занавеску, становишься под струю или садишься на маленькую табуретку и начинаешь терпеть. Нормальный человек может простоять под ледяным душем секунд 10-15. Но человек, приехавший сюда за здоровьем, готов страдать и верить до 10 минут за сеанс.

41.



    Конечно, при этом приходится менять позу – подставлять попеременно плечи, спину, поясницу, локти, шею, голову…. С головой нужно быть аккуратней: тридцать секунд ледяного потока на темечко еще никто не пережил, сознание пропадает через 10 секунд. А если минуты полторы неподвижно простоять под струей, то в этом месте кожа белеет, как на первой стадии обморожения. Наверное, это очень полезно!


    Вечером мы сходили в купальню еще раз. А еще из знаменательных событий в этот день был ужин. Мы ели опять что-то вкусное – пюре с самодельной тушенкой, Колиного домашнего приготовления. Потом был чай и долгие разговоры в беседке за столом, но я смог досидеть лишь чуть дольше полуночи. А были среди нас, как говорится, ребята и покрепче….

Окончание Часть 3.

Tags: Забайкалье, Талачи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →