January 19th, 2010

выставка

Мечты сбываются, и не сбываются. Мозги стекаются и растекаются…

Новостей никаких нет… только вот, это…­ приехал я. В Москве был, ага. Щас расскажу. 
 
Город, куда стекаются мозги
                                                                                                                                                

    В понедельник было 13-е. Плохая дата (уже проверено), но ничего такого не случилось. Разве что из аэропорта поехал сразу к моему старинному другу - московскому писателю Н.П. в московскую мэрию, где он работает, и получил от него порцию пессимизма (он снова скептически комментировал завтрашний суд с РГ). Зато я принял в подарок  книгу о физических и мистических свойствах воды, которую  Н.П. написал для заказчика - «автора» этого бестселлера. Ну, примерно так же, как некто написал Л.И. Брежневу аж три книги.
    Вечером  была встреча и ужин с моими друзьями фотографами Владимиром Ивановичем Рябковым и путешественником Сергеем Карпухиным. Короче,-  нормальный день.
    Зато во вторник, 14-го ничего не склеилось. Сначала суд не стал триумфальным. Адвокат от Российской Газеты взяла тактику непонимания и измора. Видимо, получила установку доказать мне, что столица нашей родины – Москва, и с ней надо бы видаться чаще, чем мне хотелось бы. Честно говоря, я бы вел себя точно также: «Мало тебе было 50 тыщ!? Хочешь сказать, тебе в забайкальской тундре за говнофотки дороже платят? Ну-ну, давай, пробуй, если не знаешь другого способа заработать, и больше нечем заняться».  
     А, кстати, я совсем даже и не против повидаться еще пару раз. И мне есть  чем заняться в столице и в следующий приезд. Как раз потому, что пару задач, связанных с подготовкой к весеннему походу  «Gobike» не выполнил по причине «наличия отсутствия». Одним словом, не мой был этот день.
    Зато среда , 15-е стала «моим» днем. Все нашел, все купил, все успел. Видел маленький кусок самого большого магазина в Европе «Золотой Вавилон». В другом, - компьютерном магазине «НИКС» поразился хитрой технологии продаж и их объемам. Купил там себе нетбук. А после весь вечер и до четырех утра не спал с друзьями.  
   И 16-е тоже не разочаровало. Об этом ниже, чуть более художественно и подробнее. 
 
            Дом, где растекаются мозги 

     Впечатления от Москвы, как всегда двойственные. Масса интересных, красивых и нужных мест, множество знакомых и друзей, которые и которых невозможно ни обойти, ни посетить, ни встретиться не то что за три дня, но и за три месяца…. 
    Гигантские магазины, где тебе все надо, но нету ни времени, чтобы взглянуть хотя бы на тысячную долю всех соблазнов, ни денег, чтобы купить хотя бы миллионную их часть. Столько не заработаешь, не украдешь, и  столько не проживешь.  Но, что поразительно, желаний от этого не убавляется. Наоборот, Москва дает заряд скорее что-то предпринимать и действовать.
 
    Как известно, в Москве полный абзац на дорогах, неполноценная, но продолжительная жизнь в  пробках, страшные расстояния, жуткая суета, бешенные цены, и т.д. Но все минусы перевешиваются возможностью ходить в театры. Насколько я знаю, это фундаментальный довод – почему всем надо жить в Москве.   Во всяком случае, именно это объяснение я всегда слышу, как главное. Мой контраргумент, что можно «приезжать и ходить» не убедителен, да и сам я так никогда не делаю. Но вдруг, совершенно неожиданно мне представилась возможность доказать, свою правоту. В субботу 16 января после обеда у меня появилось свободное время, и я откликнулся на предложение московского френда и фотографа kharit_on_off посетить Мастерскую Петра Фоменко, куда «билеты не взять и за два месяца». Ведь правда же, было бы глупо отказываться!?
    И вот в 19 часов мы уселись на приставные стулья в очень симпатичном современном театральном зале. Постановка называлась «Дом, где разбиваются сердца» по пьесе Б.Шоу
…………………………………………..
    Что собой представляет само шоу, объяснить очень трудно.  Странное зрелище, начинающееся, как положено с гардероба, и имеющее все другие театральные атрибуты: три звонка, зал со зрителями, сцену с декорациями и антракт. Еще я могу отметить очень достойное сценическое освещение. Однако содержание спектакля пересказать невозможно. Смысл происходящего непостижим. На протяжении трех часов и двадцати минут десять актеров методично, и довольно последовательно  возникают на сцене  с разных сторон и  произносят заученные диалоги, скучнее которых я ничего в жизни не слышал.   При этом одни герои усердно бухают из горлышка, пошатываясь, роняют с балкона двухэтажных декораций винные пробки, которыми и без того устелен весь пол, а другие ­- на этих пробках все время поскальзываются и спотыкаются. Делают это демонстративно,  непрерывно и однообразно.  Тексты  своих ролей актеры иногда зачем-то читают, повиснув вниз головой  на декорациях. Среди нескольких тысяч фраз  я запомнил лишь одну: «Какая чушь!». Эти слова были сказаны в середине второго акта, но я подумал о них уже через пятнадцать минут от начала спектакля. Вероятно, Бернард Шоу написал пьесу о любви, судя по тому, что это слово несколько раз упоминалось в тексте, а молодая героиня «всю дорогу» старалась выйти замуж за одного старика, а после сообщила, что станет женой другого – еще более старого. 
     По ходу пьесы между действующими лицами выяснялись все новые и новые родственные связи по принципу мексиканских сериалов.  Теперь, начиная со вчерашнего дня, они (сериалы) перестали быть для меня эталоном тягомотины.
    В очередном затянутом эпизоде я позавидовал одному из героев, который по сценарию уснул во время действия. Не исключено, что спал он понарошку,  в соответствии с авторской задумкой, но, по-моему, актер делал это очень искренне, что называется: играл от всей души.
   Честное слово, я бы встал и тоже ушел спать, если бы поход в театр случился по моей инициативе.

     И тогда я решил постичь хоть что-то. Например, почему никто другой из зрителей зал не покидает. Все кресла были заняты, люди сидели даже на приставных стульях. Ничего занятного, тем более смешного на сцене, на мой взгляд, не происходило, однако некоторые женщины время от времени коротко, но заразительно смеялись, а в конце добросовестно аплодировали. Откровенно говоря, в конце готов был аплодировать и я сам потому, что через три часа и двадцать минут плюс еще двадцать минут антракта настроение у меня резко улучшилось. Но я не стал хлопать, потому что я честный и воспитанный человек! Я настолько правдив, что даже признался в этом Алексею.
__________________________________________________________