lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Биография фотографии №6. Восхождение на пик БАМ

   Сегодня будет  история сразу нескольких снимков, которые вошли в альбом «Забайкальский край» , как самостоятельные, независимые работы. В книге они разбросаны по разным страницам, но на самом деле все шесть фотографий сделаны в одном походе с восхождением на пик БАМ.
   Для интриги, пожалуй, необходимо короткое предисловие.

  Когда я учился в днепропетровском Горном институте, там были всякие спортивные секции – бокса, борьбы, скалолазания и альпинизма, спелеологии… Драться и бороться я не собирался, по скалам убиваться тоже желания не было, то же самое с пещерами. Поэтому я зачем-то записался на тяжелую атлетику. Штанга мне в жизни как-то не сильно пригодилась.  А, вот, об отказе получить навыки альпинизма, я таки пожалел  через много лет после института. И жалею, кстати, до сих пор. Никогда не думал, что это настолько мне может понадобиться.
     До сорока лет я замечательно прожил без надобности надеть хоть раз страховочную систему и пристегнуть карабин к веревке. Однако в 2001-м году я познакомился и подружился с Серегой Козловым из Чары – фотографом и альпинистом. Серегины фотографии Кодарских гор, сразу вызвали у меня зависть. Особенно те, что были сделаны с высоких недоступных гребней или вершин. Причем, сняты они были вдумчиво, с большим вкусом и мастерством. Для меня это был  совершенно неизведанный пласт фотографического творчества. Карточки, полученные от подножия гор или с невысоких перевалов, по эстетике и своему воздействию на зрителя совершенно не идут в сравнение с теми работами, что сделаны с самых верхних точек.

  - Какие проблемы, Саня! Сходим на Пик БАМ, – чуть ли не сразу после знакомства обнадежил меня новый друг.
   - Но-о… я же никогда… Это же опасно, наверное…, – как-то засомневался я. Хотя, мне страшно захотелось на гору.
    - Да, там легкий маршрут, почти все ногами ходится, я тебя затащу. Залезем обязательно!

1. Пик БАМ


 Вообще-то Пик БАМ - это высшая точка Забайкалья, а также и Иркутской области (граница проходит через вершину). Высота горы 3073 м, что в абсолютном измерении, вроде бы и немного, но превышение от подошвы горы до макушки примерно полтора км. А по сложности Пик БАМ имеет коэффициент 3-А или 3-Б в зависимости от состояния снежного покрова, и это на самом деле, средняя категория.

   Но сразу, конечно, на самую высокую гору мы не полезли. Тренировочным мероприятием стало весеннее неосуществленное восхождение на несуществующий «Пик Амурской Правды» . Это, если можно так сказать, «посвящение в альпинисты» произвело на меня такое острое впечатление, что и вам рассказ о нем, думаю, что понравится.
   Вообще, после «Пика Амурской Правды» я не почувствовал в себе рождения альпиниста, но Серега Козлов умеет запудрить мозги, усыпить страх и успокоить: «Да, не бойся, нормально поднимемся, там все ходят – по классике… Зато какие кадры снимем  с вершины!....
   Вот это - «какие кадры снимем  с вершины!...» и усыпило мою бдительность. …

     И вот мы отправились в поход – втроем: Серега, Андрей Шаманский и я. В усыпленном, уравновешенном состоянии я пребывал первые несколько дней – до тех пор, пока мы шли прямо вверх по долине р. Биракан, приближаясь к горе, но еще не видя ее. А когда мы «свернули за угол», и за поворотом, наконец, открылся Пик БАМ во всей красе, я сразу очнулся. Очнулся настолько, что после увиденного два дня  почти не разговаривал с друзьями, только по необходимости открывал рот. Как раз еще столько времени мы подходили к подножию горы.

     Мы поставили палатку возле горного озера и стали в ней жить, ожидая благоприятные условия для восхождения. А погода, как нарочно, испортилась, и все время шел дождь с небольшими перерывами. Окруженная мрачными тучами, гора вблизи выглядела гораздо страшнее, чем издали, казалась жуткой вертикальной стеной, расчерченной каменными полками– уступами, по которым нужно лезть до вершины. Эти узкие полки были засыпаны снегом, и их рисунок на горе складывался в зловещую букву Z.   Так что желание «нафотографировать шедевров с вершины» у меня куда-то исчезло, и вместо этого я стал тайно надеяться, что дождь не прекратится никогда.
     Вообще-то планы изначально у нас были грандиозные. Мы хотели за два дня «сбегать» на БАМ, а после восхождения еще в течение семи-восьми дней пройти маршрутом по соседним долинам и перевалам, и поснимать другие кодарские красоты. Вместо этого мы уже неделю сидели под тучами и дождем у озера, и ждали погоды.

    Андрей снял кожаный ремень, порезал его на одинаковые прямоугольники и сделал из них домино. Мы целыми днями под шум дождя пили чай (иногда подливая в кружку немного коньяку), и играли в домино. Проигравший отжимался от пола. Все это – не выходя из палатки.

    Периодически  выглядывали наружу, смотрели на гору. Она то пряталась в тучах, то ненадолго открывалась, и была все такой же пугающей. Я старался привыкнуть к этой нависшей надо мной угрозе, бороться со страхом. Иногда это у меня получалось, но потом тревога снова возвращалась.
 
     Очень редко, на короткое время поток воды с неба прекращался, тогда мы выходили на улицу. Вокруг была мрачная, суровая, но все же истинная красота.
    В один из дней дождь с обеда перестал, и мы совершили большую вылазку под перевал Три Жандарма, обошли пик БАМ с другой стороны, и поднялись довольно высоко по леднику, верхняя часть которого была скрыта низкими тучами.

2. Перевал Три Жандарма и озеро со льдом наверху и на дне



    На леднике я сделал снимок, который назвал «Снегирь». Фотография не слишком незамысловатая, но хорошо передает состояние погоды. И точно такое же настроение было у меня тогда все время на душе.

3. «Снегирь»




   Фотографировал я на пленку, у меня было две камеры – в одной заряжен слайд, в другой – негатив. Я отснял уже килограмм кассет, не меньше, но те кадры – с большой высоты - все еще оставались мечтой.

    И вот, за три дня до того момента, когда нам пора было в любом случае спускаться вниз, в долину, появилась надежда на улучшение погоды. С середины ночи дождь перестал, утром тоже было сухо, хотя и пасмурно, и у нас возник единственный шанс на восхождение. Мы собрались, обошли озеро и стали подниматься на морену. Тревога вновь охватила меня, но такая сдержанная, рабочая, не паническая.

   Первый участок подъема – это огромный курумник (каменная осыпь) на крутом склоне. По этим развалам каменных глыб можно подняться ногами очень высоко – сразу набрать метров четыреста. А дальше уже начинается альпинизм – с веревками, карабинами, жумарами.
    Мы еще не прошли даже половину осыпи, как обрушился мощный ливень. Пока сверху лило, мы стояли в сомнении – не вернуться ли вниз. Но решили, что надо продолжать восхождение. Дождь вскоре закончился, но тучи не переставали крутиться вокруг горы.
     Наконец, мы преодолели коварную подвижную осыпь, вышли на коренной склон, и сцепились веревкой. Меня, как слабое звено, поставили в центре, а Серега с Андреем по очереди шли ведущими в связке.

    На первых же 50-ти метрах чуть не случилась беда. Скальные выходы на склоне были совсем «гнилые», рыхлые, легко рассыпались и отламывались. Из под ноги Андрея, который пошел вверх, вывалился камень и понесся на нас Серегой. Целую секунду я наблюдал за этим полетом, пока Серега не заорал: «Опусти голову! Падай!».  Я рухнул грудью на землю, и в то же мгновение услышал, как каменный снаряд чиркнул по моему рюкзаку.
    Мы поднялись и продолжили восхождение. И чем выше мы поднимались, тем красивее было вокруг – открылись фантастические виды на соседние и далекие зубчатые хребты и горы. И, соответственно, все тяжелее становился подъем.
Временами мне было совсем страшно – например, когда нужно было над пропастью перешагнуть с одной полки на другую через грань отвесной скалы. Я, естественно, делюсь своими личными впечатлениями, рассказываю про свои эмоции. Для Сереги все это восхождение – привычное дело. Да, и Андрюха не сильно трясся. Хотя, наверное, если Андрюху спросить, он тоже скажет, что не такой уж это и «детский маршрут», как обещал Серега.

    Потом под ногами появился снег (хорошо, что не сверху пошел) – это мы забрались уже вообще высоко. До вершины осталось уже сравнительно мало, но  как раз перед макушкой начинается самый трудный, ключевой отрезок классического маршрута – скальная стена с выходом на гребень. Чаше всего на БАМ ходят за два дня, и ночуют в основании этого ключевого предвершинного участка.

    Первый трудный день подходил к концу. Из снега и камней мы соорудили более-менее ровную площадку, достаточную, чтобы натянуть палатку. Сразу ниже площадки склон горы можно было назвать обрывом.
    Самые лучшие моменты в походе – это когда уже установлена палатка, закипает котелок, все сегодняшние страхи и тяготы позади, а о завтрашних трудностях будем думать завтра. Разворачиваем коврики, вытаскиваем из рюкзака пуховики. Ночь предстоит холодная, но короткая.
    У пика БАМ есть вторая, более низкая вершина – Малый БАМ. Мы поднялись уже до ее уровня, то есть, возвысились, можно сказать, над всем остальным Кодарским хребтом. Но, к сожалению, величественного горного массива нам не почти видно. Облака и тучи плавают на расстоянии вытянутой руки, лишь изредка и не надолго открывая отдельные фрагменты долин и вершин.

   В каждом рассказе должна быть какая-то кульминация событий, какой-то самый яркий момент. У меня в этом плане есть проблема – весь сегодняшний день, каждая его минута – это бесконечная кульминация! Но, раз уж я заикнулся…, пусть в этом месте будет считаться апофеоз:

4.



   Было около 23 часов (летом на Кодаре темнеет очень поздно). К этому времени я только немного успокоился после всего пережитого, только обрадовался, что из палатки можно не вылезать, и, значит, на сегодня риск упасть в пропасть сведен к нулю... И тут, вдруг началось! Закатное солнце пробилось лучами к верхушке Малого БАМа и подсветило тучи над ним совершенно фантастическим ярко-розовым цветом.
   Снег и камни вокруг палатки скользкие, дальше со всех сторон, как я сказал, обрыв. Очень хочется запечатлеть феерический закат, и в тоже время не сорваться вниз по склону. Восторг и ужас одновременно. А Серега в это время как-то ухитряется бесстрашно переступать по камушкам, выбирать лучший ракурс.

     Будильник завели на 4 часа, но он не понадобился. Я практически не спал. Во-первых было холодно, спальники мы с сбой не брали, а во-вторых, - просто не спалось.

    Палатку и некоторые вещи оставили на месте ночевки, и совсем налегке полезли дальше наверх. Сначала нужно было забраться по отвесной стене, потом переходя по косым узким полкам с одной на другую, вылезти на предвершинный гребень.

5. Одна из полок на стене. В оранжевой каске – Андрей Шаманский.



   Затем на гребне нужно пробраться  метров двести по огромным гранитным блокам…. И вот она – вершина пика БАМ!

    С атмосферными явлениями нам совсем не повезло – все, что находилось под нами, было скрыто облаками.

6. На вершине пика БАМ



    Вниз спускались по большей части дюльферами (скользя по веревке). Сколько их было точно не помню, но не меньше 7-8 раз по 40-50 метров. Где-то шли ногами. Спускаться не легче, а порой, гораздо опаснее, чем ползти вверх.

    Когда дошли до каменной осыпи, вздохнули с облегчением. Но оказалось, что самое страшное начинается именно здесь. Неожиданно пошел сильный дождь. Огромные угловатые глыбы, и без того «живые» – едва держащиеся на склоне –– намокли, стали скользкими, и каждый наш шаг превратился в смертельный эквилибр. Опасность переломать ноги или даже оказаться придавленным глыбой, выросла раз в сто. Ползли вниз мы предельно осторожно и бесконечно долго. Если сравнивать нервное напряжение на спуске с тем, что было на подъеме, то можно сказать, что действительно, то был «детский маршрут». Во всяком случае, несколько раз меня посещала мысль – что если я вернусь отсюда живым, то больше ни в какие горы не пойду. (Не говоря уже о варианте «вернуться мертвым»). Тут, конечно, сказывалась и двухдневная усталость – ноги уже не держали.

    Ну, поскольку в рассказе была кульминация, то положено появиться и развязке. Промокшие до нитки, мы спустились-таки без травм и переломов на ледник и весело (насколько это возможно) побрели по снежно-ледовой каше. И тут я, вдруг, провалился в эту рыхлую субстанцию по грудь, вернее по плечи. Одна рука осталась наверху, но тело плотно засело в трещине, и не хватало сил выбраться из этой дыры. Хорошо, что я был не один….

    Еще долго мы шагали по снегу, спускались с морены, обходили озеро, и, наконец, добрели до нашей палатки. И первое, что мы сделали, не сговариваясь – крепко обнялись. А потом уже сняли рюкзаки … и стали обсуждать, на какую бы еще гору залезть в следующий раз.

    Ну, и, на всякий случай, напоминаю, что книга – фотоальбом «Забайкальский край» в новом издании продается в Забайкальском художественном салоне, в Чите по ул. Ленина, 56. Или мы можем выслать по Вашему заказу, куда попросите.

Tags: Фотобиография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments