lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Пятница, 13-е. Реальная мистика

Заканчивается пятница, 13-е. За Байкалом у нас уже 14-е число. А у меня есть история... жутковатая и мистическая.

    Собираюсь я  сегодня на работу рано утром – в 12 часов дня, а жена и говорит: «Ты помнишь, что на дворе пятница тринадцатого?» Будь типа осторожен. – «Отлично, - говорю, – я тогда пост в ЖЖ напишу, как раз будет чем в офисе заняться».
   Пятница, 13-е – это подходящая тема. Вы же знаете меня, как яростного разоблачителя всякой мистики! Мне все предельно ясно и с таинственным Кайласом, и с загадочным островом Пасхи , и со злыми духами пустыни Гоби . …
Но, что касается пятницы 13-го, тут есть нюансы. Сейчас я расскажу собственную историю, связанную с этим днем. Жуткую историю.

    Я всегда был последовательным материалистом и атеистом. Тем более, нам преподавали в институте «Марксистско-Ленинскую философию» и «Научный коммунизм». Правда, на всякий случай, идя на экзамен я клал в ботинок медный пятак. Малообразованные люди мне сказали, что это помогает вытащить хороший билет. И мне все время везло. Да и вообще я учился на отлично.
   И вот в очередной раз пошел сдавать высшую математику. С пятаком в туфле, разумеется. С математикой у меня было не все хорошо, если не сказать, все плохо. Я знал нормально только один-единственный билет. И, вы не поверите, именно этот билет я и вытащил! Но, вы еще больше не поверите – препод поставил мне двойку за ответ! Представьте себе, даже не трояк, а двойку!
   Мистика какая-то. Возможно, тот был день пятницей, 13-е – я не запомнил. Я тогда вообще не слышал про эти черные пятницы, и голливудский фильм с соответствующим названием тоже не был еще снят в то время. Но я прекрасно помню, как выйдя из аудитории на улицу, я разулся, вытащил из носка пятак и запустил им в памятник Михаилу Ломоносову.
    Я и раньше не верил в мистику, а после двойки совсем перестал.

   А осенью 1992 г. со мной случилась довольно-таки мистическая история. Это было уже в Забайкалье.
   13 ноября днем к нам забежала племянница и сказала, что хочет на выходные съездить в деревню, проведать родителей, и в понедельник назад вернуться. Деревня эта – Мангут Кыринского района, в 350 км от Читы. Тогда моя Надя говорит мне: «А давай, мы все вместе поедем, с детьми. Катю увезем и сами побудем пару дней. Сегодня, как раз, пятница. Вечером после работы рванем, и к ночи будем уже на месте…».
Если куда ехать, то я всегда «за». Особенно в Мангут. Мне и деревня нравится и дорогу на юг, к Монгольской почти границе я люблю.
    В общем, не было никаких сомнений, кроме единственного – погода стояла отвратительная на редкость. Весь день дул сильный ветер со снегом, дороги перемело, и вообще было как-то очень неуютно, холодно. И ехать не очень безопасно. Особенно на нашей – зеленой «копейке», которая никогда не давала расслабиться в дороге. Это была наш самый первый автомобиль, купленный на барахолке, как сейчас помню, за 25 тысяч рублей. «Жигуль» был очень древний, самых первых годов выпуска модели, он требовал постоянного ремонта, потому что в машине все время что-то отваливалось. В любой дороге я всегда только и делал, что прислушивался ко всяким новым звукам.
    Но я о своих сомнениях не высказал ни слова, объявил, что собираемся, а сам подумал, что поеду очень тихо и осторожно.

    Выехали из города мы в шесть вечера, даже чуть позже. Я, Надя, наши маленькие дети – Ника и Игорь, племянница Катя. И еще взяли с собой черного кота (животное не с кем было оставить дома). А в багажник поставили четыре канистры с бензином, потому что в те годы заправиться на трассе было практически невозможно.

    Дорога на юг Забайкальского края (тогда это была Читинская область) идет через несколько хребтов с серпантинными подъемами и спусками.
   Все опасные участки мы проехали аккуратно и благополучно. Хотя погода просто безумствовала. Порой полотно дороги полностью исчезало в вихрях поземки, а фары автомобиля не пробивали снежную пелену. На асфальте надуло множество переметов, а местами образовались какие-то примороженные бугры.

1. Вот так это выглядит днем. А ночью все намного драматичнее


   За рулем я сидел в постоянном напряжении. Время близилось к полуночи., пока за. Наконец, трасса спустилась с последнего хребта и пошла по ровной степной местности, по долине Онона. Мы миновали спящее с. Нарасун. За спиной было уже 300 км, и оставалось проехать еще всего лишь 50 км до Мангута.
   Трасса была совершенно пустынной. За последние два часа нам встретилось всего два-три автомобиля. Здесь и в будние дни редко ходит транспорт, а ночью, перед выходными – и подавно.

    Дальше будет страшный рассказ.
  Ветер свирепствовал, иногда чувствительно ударял по корпусу «Копейки». В степи снежной пурге есть, где разгуляться. Небольшой высвеченный кусочек дороги перед автомобилем, а все остальное вокруг – полная чернота. Лучи фар бьют в темноту, и ничего там не находят. Свету не от чего отражаться - степь голая, без деревьев. Лишь по берегам небольших ручьев, с которыми пересекается трасса, есть небольшие заросли.
    В машине тепло. На мне джинсы без всяких подштанников и пуловер. Куртку я снял и повесил на спинку сидения. Кроме меня все спят. Дети разуты, без верхней одежды и шапок.
Как и полагается в страшной истории, ровно в полночь (плюс-минус пять минут, и это чистая правда) дорога плавно повернула влево, и неожиданно я увидел на ней какие-то снежно ледовые гребни колеи. Автоматически притормозил, и машину стало крутить. Как только автомобиль развернуло поперек дороги, я тут же потерял все ориентиры – фары светили в никуда. За какие-то мгновения наша «Копейка» потеряла управления, вылетела на обочину, и затем кубарем свалилась под откос с двухметровой дорожной насыпи и легла на крышу. Грохот, звон, темнота, кошмар…
Никто не был пристегнут ремнями безопасности.

2. Снежная пурга в степи. Опять же, дневной снимок. А ночью гораздо страшнее



   Я лежал на крыше внутри машины, слышал, как из нее выбираются люди, а сам не мог двигаться. Надя меня позвала.
   - Сашка, ты живой!?
   – Да… - Я с трудом выбрался через отсутствующее лобовое стекло.
   Выбрался, осмотрелся и опустился на колени от боли в спине и от всего этого ужаса – пятница, тринадцатое, полночь, черный кот, свищет ветер, дети скачут по колено в снегу без одежды вокруг машины, которая лежит кверху колесами. Это вам не какая-то двойка на экзамене математики.
    Крыша «Копейки» острым горбом прогнулась внутрь салона до спинок сидений. Рядом с автомобилем лежало два огромных камня, мы чудом проскочили между ними, не свалились на эти остроугольные глыбы.
    Шестилетний Игореха кричит: «Папа, отойди от машины, сейчас взорвется!» Это он насмотрелся американских боевиков, а у нас как раз бензина полный багажник.

    Надя взяла командование, она вообще молодец. – «Так, все живы, все нормально. Ищите валенки, подбирайте вещи…, вон шапка, одевайтесь! Ловите кота! Все хорошо, сейчас разведем костер…».
    Было холодно. Я попытался снять куртку с сидения, но она оказалась зажатой боковой стойкой. Я подергал, подергал…, потом сообразил откинуть спинку и освободить одежду.
     А тем временем, кота изловили, Надя схватила детей за руки, вывела на дорогу, и все вместе побежали вперед метров двести, к мостику через ручей, где росли деревья.
   Я вытащил канистру с бензином и похромал следом. Пока доковылял, Надя уже развела костер.
    Но огонь даже не успел разгореться в полную силу, как тут….
   Как в настоящем приключенческом рассказе на безнадежно пустой дороге вдруг показался свет автомобильных фар. Машина ехала в ту же сторону, куда не доехали мы. «Все на дорогу! Быстрее! – Скомандовала Надя. – Все! Дети тоже. Машите!».
    Мы выскочили на насыпь. Я – последним. Не выскочил, а вылез. По трассе шел «Москвич» – пикап с открытым кузовком.
    Представляю, что сперва подумал водитель… Он объехал нашу маленькую толпу и стал было удаляться, но вдруг затормозил, остановился и сдал назад. «Детей маленьких в зеркало увидел, иначе бы проехал…».

    В машине был второй пассажир, но они взяли обоих детей и кота в кабину, а нас – взрослых – усадили в железный кузов. «Москвич» был местный и, на наше счастье ему тоже нужно было в Мангут.

    Около часа ночи нас высадили у бабушкиного дома. Теща нас не ждала, мы не сообщили, что едем. Поэтому сюрприз получился двойной.
   Из кузова я едва вылез. До того околел в этих своих джинсах на голое тело, что не мог самостоятельно разогнуть и поднять ноги, и пришлось мне перебрасывать их через борт руками. Кое-как дошел до печки и прислонился спиной к горячим кирпичам.
   Сфотографировать меня в тот момент было некому. А, жаль, – я с удовольствием сейчас на себя бы посмотрел.
     Потом меня начало трясти. Колотить крупной дрожью. Да так сильно, что аж самому стало страшно. Даже водка не помогала. Но страшное уже осталось позади. И пятница, 13-е закончилась

    Когда через несколько дней наш зеленый «Жигуль» привезли в Читу в кузове грузовика, один прохожий подошел, посмотрел на безнадежно убитый автомобиль и спросил: «Ну, с «Копейкой» все ясно…. А люди? Кто-нибудь в живых остался?» ….



    Ну, и, может, кто свою историю расскажет?


Tags: Леснянский - а это кто!?, Пи@дец карьере, Развлекаемся
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments