lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Осенняя Менза-2013. Глава 2, ч.2



Начало Часть 1 здесь

    Деревня Менза стоит на правом берегу одноимённой реки. С высокого бугра открывается обширная панорама на долину и лесистые сопки.

1.


    Саму деревню вряд ли можно назвать живописной, хотя более правильного слова я подобрать не могу. Село живописно своей не ухоженностью, серыми повалившимися заборами и огромными, в пол улицы глубокими лужами, в которых отражаются деревянные избы из толстых лиственничных бревен.

2.


    Многим домам уже больше сотни лет, они построены семейскими ¬– забайкальскими староверами, сосланными сюда с запада Российской империи при царице Екатерине II, в основном в 1765-1768 гг. Семейские дома отличаются от прочих. Они более основательные, крепкие и высокие. Часто украшены резьбой. Фронтоны сделаны не из досок, а целиком бревенчатые заодно со стеной.

    Через лужи бредут коровы, а на сухих местах роют землю поросята.
    Мальчишки выгоняют своих буренок из грязи, поторапливают, чтобы они несли уже молоко до дома...

3.


4.


    Рогатая скотина, не уступающая дорогу машинам, – это совершенно нормальная картина, а вот, свиньи, разгуливающие по улицам – это уже давно не типично для забайкальских сел. Во-первых, свиней вообще стали мало держать, а во-вторых, те, кто держит, боятся выпускать их за ограду – могут украсть. Да, что там, чушек…, куриц даже не в каждой деревне теперь увидишь. Но в отдаленных маленьких селах доверия между людьми как-то больше, чем в райцентрах и больших деревнях.

    Менза находится на самом краю…. От села до Монголии 12 км. Места вдоль границы безлюдные, можно сказать, дикие и с той и с другой стороны. Не представляю, как технически пограничниками охраняются рубежи, но если верить местным мужикам, то граница не на замке. «Вон, неделю назад монголы через границу зашли, лошадей наших два табуна к себе угнали», – жалуются местные. В точности такой же рассказ я слышал и десять лет назад, только табун был один. Говорят, что такое международное воровство происходит постоянно, и не только здесь, но и в других приграничных районах. По контрольно-следовой полосе нельзя установить, прошел ли просто конь или со всадником.
    А лошади вообще по всему Забайкалью пасутся одичалые, как мустанги. Я даже не понимаю, как владельцы табунов отличают своих коней от чужих. Когда хозяевам нужно вернуть свой полудикий табун из тайги и далеких полей, их по следам и по какому-то наитию отыскивают и сгоняют опытные всадники. Но есть и не управляемые лошади. Часто молодой жеребец отбивается от основного стада, уводит с собой нескольких кобыл и создает свой табун. Таких коней в хозяйство уже не вернешь. Единственный выход – их все же находят и отстреливают на мясо.
    «Лучше бы погранцы помогали наших коней от монголов караулить. А они вместо этого деревенских мужиков с речки гоняют», – выказывают обиду местные рыбаки.
С рыбалкой на Мензе с этого года узаконена какая-то ерунда. Хрень заключается в том, что ловить любую рыбу запрещено даже на удочку. Строго-настрого, до 30 октября. Рыбинспекторов не достаточно для контроля, вот пограничников и подключили.
Понятно, что рыбы стало меньше, а приезжих рыбаков больше, что надо как-то беречь и охранять реку от истощения. Но что делать местным крестьянам, у которых нет ни работы, ни нормального быта. У них, зачастую, вообще, можно сказать, ничего нет, кроме ветхой избы и огорода. Живут на самом краю России, ¬в глуши. Этим людям уже за то спасибо сказать нужно, что сами как-то здесь выживают, и не дают окраинам страны окончательно обезлюдеть и отмереть. А не отбирать у людей последнее занятие, может быть единственное развлечение и возможность прокормиться. Мужики возмущаются: «Мы же даже не сетями, - удочкой! Всю жизнь ловили, а теперь нельзя».

    Мы с Андреем вытащили фотоаппараты, припали к видоискателям. Красиво! Свет хороший, вечерний. В пасмурную погоду тут, однако, не залюбуешься.

5.



    Шумно проехал трактор «Беларусь», свернул на обочину, остановился. Из кабины вылез не совсем пьяный парень, хмуро поглядел, как мы снимаем, подошел с подозрением:
     – А вы чо тут фотаете, откуда сами?
     – Мы из Читы… Красиво у вас.
    – Красиво? А чо тут красиво?
    – Ну, как, чо…. Вот, трактор твой….
    – Вы, главна, эта… меня не снимайте, я пьяный
   – А с чего пил-то? Праздник какой….? Чем вообще занимаешься, как тебя звать?
    – Я с кедрача сегодня приехал. Миху - Рыбу знаешь?
    – Знаю, – соврал Андрюха. – Кто ж его не знает!
   – Во, я у Михи-Рыбы работаю, – важно сообщил парень. – Орех заготавливали…, снег навалил, пришлось самим назад валить…

6.



    Менза – деревня не маленькая. Жалко, времени у нас немного, да и солнце уже вот-вот сядет. Походили немного по проулкам.

7.



    Кому как, а мне очень нравятся старые серые заборы, полусгнившие дощатые крыши сараев, бревна медового цвета и курицы, клюющие грязь.

8.


9.


10.


    На крыльце дома две немолодые женщины. Затаскивают тяжелые мешки со двора в избу.

11.


    – Здравствуйте, хозяйки!
    – Здравствуйте. – Отвечают доброжелательно. – Вы, что, нас фотографируете?
    – Да, нет, вообще все… Мы из Читы, нам интересно.
    – Ну, нас-то не надо, мы вон, как одеты… – Скромничают тетушки.
    – Да нормально же! А что вы сами мешки таскаете? Где мужики? Наверное, в кедровнике?
    – Мужики… Мы тридцать лет без мужиков. … Вино мужики пьют.

    Вот такой у нас мензинский «блицкриг» вышел. Прибежали, что-то увидели, выхватили, глубоко не копнули… но статья для публикации фактически состряпана. Пол часа делов, и готовый очерк, где вскрыты все проблемы села, все нарывы сибирского крестьянства. Блиц-крик. Вопль о трудностях современной глубинки! Мне кажется, именно так и работает большинство журналистов. И прокатывает! А нам – туристам – тем более простительно. … Надо было еще про плохие сельские дороги обязательно упомянуть, а то, наверное, никто не знает. Впрочем, на фотографии хорошо видно.

12.



    Николай Андреич отвез нас обратно за околицу села на берег речки. Вытащил бензопилу, напилил нам чурок, попрощался и уехал в ночь, назад в Малоархангельское. «Часа в три дома буду».

13.


А мы развели костер, поставили палатку, развернули, накачали лодку и теперь варим ужин. Достали раскладные стулья, сели вокруг походного ящика-стола и….. Те, кто читал другие мои истории или хотя бы начало этой, знает что означает: «и…». И без промедления выпили.
    А у реки после захода солнца не просто зябко, а жутко зябко. С дальних заснеженных сопок не сильный, но пронизывающий ветер тащит леденящий холод в остывающую долину. Выпить надо сразу после этих слов. Немедленно. Подкинуть веток в огонь, и еще раз налить. Поход же! Осенняя экспедиция.
Продолжение Глава 3


Tags: Забайкалье, Менза, Чикой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →