lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Чина – Калар минус Калакан плюс Витим. Часть 3



Начало, Ч.1 здесь

3 июля. День третий, когда мы стали на воду, сначала удивились озеру, а потом – реке.

Забайкальская «Карелия»
    Озера Амудиса – типичное «наследие» ледникового периода. После таяния огромного ледника остались высокие боковые моренные гряды, а в понижениях образовался каскад из нескольких озер, соединенных протоками, и в итоге впадающих в р. Чину. Долина Амудиса широкая и лежит на высоте больше 1300м. А ниже, где сейчас течет Чина, было окончание ледника, нагрёбшего перед собой передовую конечную морену. Река промыла в ней узкий коридор и стремительно несет свои воды почти по прямой. Долина зажата горами и этот участок называют Чинейской трубой. Река здесь имеет большой уклон, а русло беспорядочно и густо завалено огромными валунами и поэтому сплав тут опасен, особенно в большую воду.
    Мшистый, сырой берег с редкими чахлыми лиственницами, на котором приютился наш лагерь, сейчас живописным не назовешь, скорее, – унылым.
1.


После дождя, прошедшего на рассвете, озеро серое. Такое же и небо. А внизу, в районе Чинейской трубы темные тучи легли на верхушки гор, и там сейчас конкретно поливает.

2.



В 11:30 мы отчаливаем на двух байдарках. Я в паре с Саней, а Коля – один.

3.



   Переплываем озеро и входим в шуструю каменистую речку, перетекающая в следующую, нижнюю Амудису. Протока длиной 2 км.
Нижнее озеро огромное. По его акватории разбросано несколько островов (три небольших кусочка суши).

3. оз. Амудиса, нижнее


    Весь ландшафт – система перетекающих озер, перекатистые речки-протоки, камни в русле, островки с деревьями – очень напоминает Карелию.
Над озером кружатся крачки. Когда мы приближаемся к одному из островов, птицы начинают сильно беспокоится и своим поведением выдают, что там у них гнезда. И, действительно, среди мха мы находим множество незаметных с первого взгляда ямок, в которых лежат от одного до трех яиц и недавно вылупившиеся птенцы.

4.


5.


    В нижнем конце озера, там, где из него выливается река, мы выходим на правый берег протоки. Здесь стоит ветхий покосившийся балаган -беседка, кострище, лавка, напиленные чурки. Поляна вытоптана, к ней подходит вездеходная дорога. Табор на сухом месте, но вокруг все сыро и вязко.

6.


В стороне от воды стоит красный трактор, который кажется инородным космическим объектом в этой глуши. Но еще хуже выглядит мусор и куча пустых бутылок. Это табор на зимнем пути из Могочи в Чару. По нему в 1980-е годы завозили грузы на север. А сейчас, после строительства БАМа зимник больше не нужен. По старой дороге до этого табора теперь заезжают лишь туристы-сплавщики, стартующие от Амудис.


Река Чина
    Амудисская протока соединяется с р. Чиной. Слияние какое-то невнятное. В этом месте река широко разлита и разбита на множество мелких проток. Зимой здесь формируется огромная наледь, которая держится до середины лета. Такие наледные поляны на севере называют аянами.

7.



    Река была настолько маловодная, что нам пришлось много раз вылезать из байдарок и проводить их между камней. Но, зато начал ловится хариус. Мелкий, правда, но все же….

    Большой аян закончился, река собралась в одно русло, стала напористей и коварнее. Еще встречались относительно спокойные интервалы, но участки с быстрым течением все чаще чередовались с участками… стремительными и порожистыми. И , чем дальше, тем сложнее становился сплав.
    Русло беспорядочно заполнено крупными, большими и огромными валунами, между которыми нужно все время лавировать. Одни камни сильно торчат из воды, у других незаметно выглядывает лишь верхушка, третьи – обливники – ловушками прячутся под бурунами. Желательно не напороться ни на тот ни на другой. От резкого столкновения легко вылететь из лодки или вообще перевернуться. Байдарка – самое подходящее судно для сложных маневров. Главное, не поставить судно боком на вал или бортом на камень. Если действовать умело и слаженно, то удается и просочиться в узкие сливы, вовремя увернуться от камня, и проскочить рядом с бочкой. А если застрял, то лодку проще стянуть с камней, чем катамаран. Но и воды нахлебаешься в байдарке больше, чем на кате. Очень скоро после начала настоящего спортивного сплава мы были мокрые уже по пояс. И это мы идем еще по низкой воде. А что же тут бывает в паводок!?

    Пороги следовали один за другим – проще и сложнее, короче и длиннее. 300м быстроток, 100м перекат, 200м быстроток, 150м порог, 500 м быстроток… снова камни и бурлит вода.
    Сильный уклон всей реки очень нагляден, а, порой, просто удивляет своей крутизной. Многие пороги – это действительно пороги – ступеньки в русле, по которым скатывается мощный поток.
    За порогом часто глубокая яма, а в ней живут хариусы!... В 15 часов мы стали на обед у одной такой ямы. И стали удачно. Рыба есть, да крупная!

8. Глубокое рыбное место ниже порога


Кстати, к обеду распогодилось.

    Первый день мы с Саней приспосабливались работать в паре, синхронно. Это не всегда получалось, и ближе к вечеру на одном, совсем не сложном пороге мы налетели-таки боком на камень, и я вывалился из байдарки. Глубины было по грудь, и вскоре я залез назад в лодку, но пришлось грести к берегу, снимать одежду, отжимать воду.
    В общем-то, можно было бы на сегодня закончить сплав, ставить палатку, разводить костер…, но время было только седьмой час, места хорошего на берегу мы не нашли и решили проплыть еще немного.
    Поплыли. Быстроток с каменным лабиринтом, перекат, снова стремнина, небольшой порог, поворот реки направо, затем короткий – налево… и неожиданно перед нами резкий широкий бурлящий слив длиной метров 150-200. В порог мы влетели совершенно неожиданно, можно сказать, не готовы, не пристегнуты стременами. Мы напрягли ноги, прижав их к бортам и замахали веслами. Байдарка взлетала на одни валы и резала другие. Нас окатывало по грудь, вода наполняла лодку, но тут же уходила через специальные отверстия между баллонами на дне. Поэтому захлестывающие через нос волны нашим байдаркам не опасны, а опасно стать к ним боком.
    Одной мощной волной из лодки вымыло мой фотоаппарат. Камера, конечно, была в туго замотанном гермомешке и пристегнута к судну карабином. Выхватываю красный мешок из пены, бросаю на нос, гребу снова….
    Несколько минут бурно вырабатываемого адреналина, и мы скатываемся с водяной бешенной горки в сравнительно тихий плес. Причаливаем в небольшой бухточке у правого берега.
    Время:  восьмой вечерний час. Выгружаем вещи на высокую террасу, покрытую толстым слоем мха. Берег крутой, сильно подмытый, с поваленными в воду лиственницами.

9. Вдали виден наш порог


    Мы мокрые насквозь, а на дворе очень сыро и довольно холодно, изо рта идет пар. Такое лето – не согреешься без костра. Поэтому, первым делом – добыть огонь и переодеться. Вторым – поставить палатку, и котелок на костер. Уже решили, что будем ужинать картошкой с малосольным хариусом. Хариус такая нежная рыба, что пойманный в обед, он давным-давно уже можно есть и облизывать пальчики.

    Вдоль обрывистого берегового края заметна звериная тропа: мягкий мох продавлен и примят большими копытами. Зеленая моховая подушка настолько сочная, пышная и красивая, что ее жалко топтать. Поэтому ступаю по звериному следу, чтобы не делать новых следов.

10.


11.


    Идем смотреть порог, из которого сейчас вынырнули. Он всего лишь в полутораста метрах позади нас, а с этого расстояния уже не понять: опасен он или нет. Совершенно нельзя издали оценить высоту валов. Ну, перекат, да перекат… В принципе, так и есть: ничего сверхсерьезного, иначе бы мы там кильнулись. Но, все равно, неожиданно и кайфово!

12. Порог. Наверняка он описан в лоциях и имеет свой номер, но какой именно, нам неизвестно



    А ниже по течению, на нашем берегу каменистая поляна вся в мелких ручьях и с остатками большой наледи. Фотографировать пойду ее утром, – сейчас свет уже ушел. И вообще небо снова, как с утра затянуло тучами. Нужно прятать вещи. Неужели, прогноз погоды, все же, подтверждается: до 12 июля дожди! А сегодня только третье число….

    А малосольный хариус – самый, что ни на есть, деликатес!
    23 часа, еще достаточно светло, чтобы писать дневник без фонарика. Спать никто не собирается. Коля варит компот. Какая-то безмятежность и полное отсутствие суеты. План только один: «А, давайте, никуда не гнать, не будем спешить вниз». Тут – в верховьях – такая дикость, такая красота… И, странно, никто не вспоминает, что нам впереди «корячится» 100-километровый переход по болотам на Калакан. Или, вспоминают, но умалчивают? Озвучивается другая идея: «Ну, что, может, еще по чамочке!?». – А, почему бы и не по одной?… Завтра ж – не на работу!
    Кстати говоря, завтра… (или, не кстати…, или не завтра?), самые опасные места сплава – они все ниже по течению. Это там переворачивались катамараны, лодки, заканчивались, только начавшись, многие экспедиции и даже гибли люди. … Не, об этом мы как-то тоже не думаем. Если много думать об этом, а не о рыбалке, компоте и гороховой каше и классных фотографиях, то удовольствия от путешествия не получишь.

Продолжение Ч.4

Tags: Калар Витим Забайкалье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments