lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Багульник в опасности!

    Более тридцати лет я живу в Чите и на протяжении этого времени наблюдаю, как из прилегающих к городу ландшафтов один за другим все исчезают и исчезают уникальные уголки природы с зарослями рододендрона даурского ( в народе – багульника). Какие-то участки сгорели, какие-то замусорены до неузнаваемости.
Прямо в городской черте, вдоль объездной дороги по соседству с городским кладбищем осталось практически последнее место, где ежегодно в мае месяце все еще можно любоваться фантастическим зрелищем цветения багульника.




   Второго такого места (я заявляю об этом ответственно) нет больше нигде в мире, но долго ли еще просуществует это чудо, сказать не берусь.




   Этот необыкновенной красоты кусочек забайкальской гордости сегодня с трудом удерживает свои позиции. С одной стороны участок леса с багульником теснит городское кладбище. Могилы местами уже «вылезли» к самой дороге, еще немного и кладбище полностью примкнет к асфальту. Лично я против того, чтобы даже самых достойных покойников хоронить на обочине федеральной трассы. Также я против нашествия «мертвецов на живой лес».
    Ну, ладно, покойники не понимают, но живые - то люди что?!... А живые люди – наши уважаемые читинцы – наступают на багульник с других фронтов. Лес вокруг Читы завален мусором до такой степени, что фактически все мои фотографии с цветущим кустарником посреди чистого соснового бора – это по сути фальсификация реальной действительности. Нет никакого «чистого соснового бора». Есть «место отдыха возле кладбища» – размазанная по лесу мусорная свалка. Пару лет назад ко мне приезжал друг фотограф из Москвы специально поснимать багульник, и мне было просто стыдно вести его в лес!
    Но мусор – это далеко не все. Я затеял этот пост из-за другой проблемы. Багульниковый сосновый бор растет на чистом песчаном грунте. Такие залежи «халявного» строительного материала не дают покоя хозяйственным и экономным забайкальцам. Весной можно повосхищаться забайкальским чудом, сходить помусорить, пофотаться в лес, выложить карточки в «Одноклассники». А позже, когда земля прогреется и оттает, брать лопату, мешки, а лучше сразу самосвал и отправляться на добычу песка для строительства, ремонта, детской песочницы на даче….
   
    И еще говорят, что мы сейчас плохо живем! «Надо нахрен из Забайкалья уезжать!». Да, лучше бы и уехали. Так нет же, наоборот! Вон сколько народу строится. Но всем жалко свои три рубля. И никому не жалко «ничейный» забайкальский лес. И поэтому людей с лопатами и мешками практически ежедневно можно встретить у подножия багульникового склона на объездной дороге. И, хотя каждый копатель воровато оправдывается: «Да я одно только ведерко… - кошечке» (загружая восемнадцатый мешок в свой японский грузовичок), в общем, масштабы бессовестной добычи песка весьма внушительны. Череда карьеров тянется вдоль всего склона, в эти искусственные овраги падают подрытые деревья, у багульника и соснового бора буквально вырывают почву из под ног.

   Тут впору у меня спросить: «А чего толку статейки писать, взял бы да и поборолся бы…». А я отвечу: так я этим и занимаюсь. Я, правда, не рискую ссорится с мертвыми, но ни одних живых копателей мимо не проехал, каждый раз останавливаюсь, подхожу и разговариваю.
    Не все, однако такие понятливые, как хотелось бы. Попадаются агрессивные: «Тебе какое дело!? Морда твоя знакома. Мне ребенку на дачу в песочницу мешок надо. Не буду высыпать! Пошел нах…». Иногда почти до драки доходит. А иногда до смешного. Стоит уже нагруженный «КамАЗ»… и такой в годах дядечка оправдывается: «Да это для тюрьмы, для исправительной колонии котельную ремонтировать… Денег не дают. Мы больше не будем…».
    Но, вообще, редко кто высыпает. Извиняются, «все понимают», но тащат мешки в машину. …


Фотоаппарат, как оружие против пролетариата
    И вот вчера меня осенила простая мысль (как всегда, с запозданием).
Еду вновь по объездной, стоит «КамАЗ» глубоко уже так в овраге стоит, – вырыли в склоне целую горную выработку за лето. Вспоминаю, что у меня с собой фотоаппарат, разворачиваюсь….
    Подхожу к карьеру; трое солдат грузят самосвал песком. Делаю несколько снимков, чтобы было видно людей и номер машины.





Затем решительным тоном командую:
    – Командира ко мне!
Солдаты перестают работать. Подходит в развалку старший. Старший сержант. Явно контрактник.
   – Фамилия, воинское звание, номер части и документы на добычу грунта!
    – А ты кто такой? – Угрюмо отвечает командир, поблескивая вставными зубами.
Объясняю кто я такой. Хорошо и коротко объясняю.
    – Теперь представтесь!
    – Сержант К… такой-то. Воинская часть номер… такой-то.
Проговариваю тут же услышанные данные на диктофон в фотокамере. (Я ниже объясню, почему сейчас не привожу данные).
    – Вы знаете, что выемка грунта здесь запрещена? Завтра утром ваши данные и снимки будут в прокуратуре.
    Наступает тяжкая пауза.
   – Значит так, сержант, – продолжаю я. – Ты сейчас высыпаешь песок на землю… Много нагрузили?
    – Да, нет…
    – Высыпаешь, и будем считать это первым и последним предупреждением.

    Сержант садится за руль, поднимает кузов, высыпает песок обратно в карьер. Я не могу удержаться от «воспитательной работы».




   – Сам-то, небось, приезжий, временный?
   – Нет, местный
    – А чего ж ты тогда портишь, где живешь? Есть куда свалить отсюда?
    – Да я-то… Начальство зае…ло! . Требуют…. – В сердцах, как- то так искренне ( что я поверил) пробурчал сержант и еще выше задрал кузов «КамаЗА»





    Ну, понятно… Сержант местный, а командиры? Наверняка, только и думают чтобы выслужиться перед вышестоящими, «денег сэкономить для российской армии», да, глядишь, и переведут побыстрее и подальше из «этой дыры». А, может, начальники, наоборот, «осесть на земле» решили, «оне дачу себе строят», а тут и песок дармовой, и сила рабочая….
    Я, короче, не знаю их планов, но я знаю свои: буду теперь каждого трудолюбивого копателя фотографировать и карточки в ЖЖ публиковать. Мой блог мало-помалу народ читает, может, и польза от чтения будет.
    Ну и всех призываю: фотографируйте, присылайте мне, будем спасать «забайкальское диво».
Ну, а сержанта на первый раз прощаем.
    – Передай привет своим командирам, – я его попросил.

Tags: Чита - а это где!?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments