lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Экспедиция "За уходящим льдом Байкала – 2012". Часть 3

Начало - Часть1 здесь

1июня – день пятый


Предрассветная фотоохота

4:45. В глубоких утренних сумерках десять человек, в полном молчании проследовав через песчаный пляж бухты Аяя, дошли до леса, и пошагали по тропе.

1. Бухта Аяя. Этот снимок сделан уже на обратном пути. А когда шли за нерпой было еще совсем темно.


Пройдя по тайге метров 500, я увидел первую группу нерп на камнях в воде у берега.

2.

    Большой толпой выслеживать зверя практически невозможно. Было очень тихое, безветренное утро, штиль на воде, поэтому нерпы слышали каждый шорох и засекали любое движение на берегу.
    Первые замеченные нами звери быстро попрыгали в воду при нашем появлении. Вторая группа нерп тоже посыпалась в воду, как булыжники. Третья – то же самое. После этого мы рассредоточились по тропе, и каждый принялся охотиться самостоятельно. В результате кто-то снял нерп неудачно, а кто-то и вовсе плохо.

    Я высмотрел «свежий» не распуганный «табун», подкрался к нему как мог близко, и стал ждать, когда восходящее солнце осветит вначале противоположный берег, потом всю бухту, и наконец, доберется до камней, на которых развалились нерпы.

3.


Отражения дальнего берега золотом заиграли на синей воде, из которой периодически высовывались черные тюленьи морды, похожие на бойцов подводного спецназа в водолазных шлемах.

4.


5.


6. "Морской спецназ"


   
Дождаться, когда солнечные лучи упадут на лежбище, однако, так и не удалось. Помешали облака, закрывшие солнце.

7. Бухта Аяя


8.


9.


10. Возвращаемся к стоянке кораблей


11.


12.


13. Черные нерпичьи головы торчат из воды в бухте Аяя



7:05.
Все участники тюленьей фотоохоты вернулись на корабли и занялись профилактикой клещевого энцефалита (спиртование организма). Вчера, между прочим, клещ укусил иркутского видеооператора Паши с «Сибиряка». (А вот, пить надо было больше!)

7:20. Экипажи судов подняли сходни и один за другим теплоходы направились к выходу из бухты Аяя в открытое море. По акватории то там, то здесь из воды появляются и торчат черные нерпичьи головы, словно черные морские мины («только такие же, только меньше размером, но другие»).

14. Из воды торчат нерпы


Корабли идут вдоль восточного берега к заливу Хакусы.

15. Это западный берег Байкала



Хакусы
8:40.
Швартуемся у причала в Хакусах. Хакусы – то ли санаторий, то ли курорт, то ли дом отдыха, существующий с советских времен и сохранившийся практически в первозданном виде. Здесь самые известные горячие целебные источники на Байкале.

16. Бухта Хакусы


17. Причал в Хакусах


    Надеваем плавки, берем фотоаппараты. Времени отпущено два часа. Вначале ледяная припарка в Байкале, потом – горячие ванны в источниках

18.


19.


20. Какую-то травку снял по дороге к горячему источнику. От берега идти метров 500 или даже 1000



21. Не перестаю удивляться советскому дизайну Хакусов. Тут можно запросто снимать какое-нибудь современное кино про «заслуженный отдых трудящихся в СССР». Еще снимки Хакусов здесь


22. А это – горячие ванны



10:00.
Вернулся на «Татьяну» и хотел незамедлительно выпить. Но, как выяснилось, – не с кем. И тут заходит Аня.
– Аня, а что мы никогда не посидим, не выпьем?... Ты уже надоела уходить! Оставайся. Тем более, погода на дворе такая чудесная, что прямо вот … забурханить надо, чтоб не испортилась. Срочно!


Ровно в 10:57 (надо же какая пунктуальность капитанов!) отходим от пирса Хакусов. Впереди многочасовой переход до Давши. Можно без суеты и спешки дегустировать Анину «кедровку» и «лимончелло»


Давша
19:00. Поселок Давша. Центральная усадьба, научный центр Баргузинского заповедника. Точнее, была центральной усадьбой до этого года. Теперь заповедник объединяют с Национальным парком, в который входит и Чивыркуйский залив и другие территории. Объединение осуществляется под благовидным предлогом – сокращение аппарата управления. Единая дирекция будет находиться теперь (уже находится) в Усть Баргузине. Но истинная причина перетрубаций, я подозреваю, состоит в том, чтобы выгодно разбазарить земли заповедника, кое-кому заработать на этом миллионы долларов под предлогом развития туризма. Земли нацпарка – это не так строго охраняемые территории и на них можно строить базы, сдавать землю в аренду…. Поживем-увидим,… и я знаю, что мы увидим: забор вокруг всего Байкала, таблички «Частная собственность», приватизированные земли и платный выход к воде по всему периметру озера.

23. с. Давша, вид с моря


   Бревенчатый старинный причал Давши разломало льдом. В прошлом году он был еще в более-менее приличном состоянии, но теперь – это куча дров.

24.


Половина группы пошла в музей, другая часть побрела смотреть деревню. Я попал во вторую группу.

25.


26. с. Давша


27.


28. Это склад запретов


29.


   
Потом пришел инспектор по охране заповедника Юрий Владимирович Гроховский с карабином и сводил нас на прогулку по тропе вдоль берега.

30. Какого-то бурундука снял во время прогулки…


31. … и деревню


Затем группы должны были рокироваться, но вместо этого всех срочно вдруг созвали на корабли, и экспедиция спешно отбыла в путь к Чивыркуйскому заливу. Погода портится.

32. Перед отплытием сделали групповое фото


33.



  
  Хоть до белой горячки бурхань, а свой метеопрогноз синоптики отменять не собираются. Наши усилия пропали даром. Остается теперь лишь выпить с досады и скоропостижно бежать из Давши на юг, в Чвыркуй, где легко скрыться от шторма.

20:10. Мы уже вдали от берега, в море, идем на юг. В восточной части неба собираются темные облака, в долине за Давшой уже поливает дождь. Но Байкал по-прежнему спокоен. Хм… интересно! Пить – помогает, что ли!?

Солнце опускается низко, освещает восточный берег волшебными красками. По всему небу выгибается радужная дуга. Очень красиво, прямо торжественно как-то!

34.


35.


36.



22:30.
Теперь красок почти нет, подступает ночь. Погода балансирует на грани «добра и зла»

0 :15. А теперь уже точно ночь. За бортом ничего не видать, поэтому смотрим на мониторе мои карточки, те, что я успел обработать.

2:00. Катера заходят в Чивыркуйский залив, в бухту Змеиную и швартуются к берегу рядом с горячим источником. Я в этом месте уже в пятый раз, между прочим.



2 июня – день шестой

8:15.
Утро начинается для меня с горячей ванны. Ванна – это деревянный сруб ( вот тут
можно на него посмотреть). Погода чудесная, тишайшая. Легкие облака. Вода в источнике чистая, еще никем не взмученная и очень горячая. Аж пятки жжет…. Клочья и хлопья сине-зеленых водорослей лежат на дне купальни. И пахнет сероводородом. А в тридцати метрах – Байкал – целое море с ледяной водой. Аж … (не пятки) сводит. И ничем не пахнет. Как хорошо, что в природе устроено все именно так, а не все наоборот! А то была бы «Сероводородная экспедиция по вечно зеленому морю…»
Картинок нет (снимать, в смысле, нечего). Или я уже так избалован? Да нет, на самом деле, погода настолько хорошая и ровная, что нечего снимать. Вот как-то в прошлый раз было по-другому: тучи, солнечные лучи над заливом…. А сейчас нет.


9:30. Завтрак. Пятнадцатиминутный поток вздора и несмешных «шуток». Не буду ничего рассказывать про этот фонтанирующий источник глупости.


Информационный повод выпить
11:40.
В кают-кампании Борис Слепнев (редактор иркутского еженедельника «Копейка») обнаруживает на своем плече впившегося клеща.

37. Фото для тех, кто не знаком с опасным паразитом. Впившийся энцефалитный клещ выглядит так:


   
Вызываем специалиста – Романа. Наш гид тут же обнаруживает и отлавливает на плече Бориса второго паразита рядом с первым. Затем Роман делает петлю из нитки, набрасывает на клеща аркан и выкручивает кровопийцу из тела укушенного.

38. А это фото для тех, кто не знаком с Борисом: укушенный Борис выглядит вот так:


    – Теперь, – говорит Рома, – нужно найти какую-нибудь баночку и в ней свозить клеща на анализ
    – И выпить! Немедленно! Есть замечательный, актуальный тост: «За здоровье!».

Налили по рюмочке «Кедровой».
    – Пусть твой клещ, Борис, будет самым здоровым в мире!
Выпили. Здоровье быстро улучшилось. Клещ в это время с петлей на шее томился в неволе, плотно завернутый в алюминиевую фольгу.

    Теперь, даже при отсутствии событий, всегда будет информационная тема. Уже завтра можно написать: «3 июня. Несмотря на штиль, на корабле тревожно. «Татьяна» продолжает транспортировать клеща, подозреваемого в переноске энцефалита, в ближайший речной порт. Борис чувствует себя хорошо. Состояние клеща удовлетворительное. Проводится регулярная профилактическая обработка всех участников похода подручными спиртсодержащими средствами. Однако, алкоголя на борту осталось не так много, в связи с этим все чаще наблюдаются проявления агрессии от одного мало пьющего пассажира. Но запасы спиртного планируется пополнить в Хужире на о. Ольхон, и тем самым исправить (изменить) психологическую ситуацию на судне. Экспедиция по Байкалу продолжается».

13:00. Небольшой чисто обзорный проход по заливу мимо островов, на которых гнездятся чайки и бакланы. Еще несколько лет назад бакланов на Байкале не было, хотя прежде (еще после войны) их была масса и рыбаки их ненавидели, как своих конкурентов. Потом птицы исчезли, а теперь вновь быстро размножаются. Скалы чернеют и пестрят от птичьих базаров рядом с островами.

39. Острова Чивыркуйского залива


40.


41. Бакланы в небе


42. Птичий базар. Бакланы – черные


43.


44.


14:00.
Теперь мы идем назад вглубь залива, в деревню Курбулик. Небо в тучах, накрапывает дождь.

45.


46.



Рыбацкий поселок Курбулик
17:00. 
Деревянный пирс рыбацкого села Курбулик. Есть сотовая связь. Пообщавшись с «большой землей», вдвоем с Борисом сосредоточенно идем вдоль берега по улице Набережной, выискивая сюжеты.
    Солнечно и тепло.
    Рыбаки разбирают сети на берегу, дети играют на улице. Пожилые люди греются на солнышке, сидя на лавочках возле своих домов.

47. Старожил села Курбулик. Михаил Дмитрич Савин. Ему 75 лет


  
Борис затевает разговор со старожилом. Журналист профессионально и ненавязчиво расспрашивает Михаила Дмитриевича о жизни. Тот охотно отвечает.

48.


    – … А сколько вы здесь живете?
    – Так 75 лет и живу

49.


   
Всю жизнь Михаил Дмитриевич рыбачил, теперь на пенсии. Несколько лет назад похоронил жену. Из стариков кроме него есть еще один, но тот моложе. А вот соседке – 83 года. Тоже рыбачка, но она уже во время войны сюда приехала.
    – Дать хотели мне «Героя соц. труда», – рассказывает старожил Курбулика, – а я отказался получать.
    – Как так!???
    – А за что мне? Я сказал им так и сказал: «Я рыбу всю жизнь добываю не для ордена, а для себя и для людей. Сколько могу поймать, столько и ловлю. Это моя работа, за что меня награждать!?»

    Идем дальше по улице Набережной. Люди от нас не шарахаются.

50.

   
В конце деревни – целый домашний «детский сад»: на берегу сидит бабушка на борту лодки и вокруг нее играют пятеро внуков. Лазят под баркасом, забираются по лесенке на пирс, роются в песке у самой воды. Детей никто не одергивает и не «воспитывает» каждую минуту.

51.


52.


53. Ваня – старший внук.


54.



   
Общаться с местными людьми очень интересно, и им это тоже доставляет удовольствие (если не каждому, то, во всяком случае, большинству, а детям – в особенности).

55.


    Вновь удивляюсь протесту одной из фототуристок, с раздражением заявившей два часа назад: «Зачем мы тут будем столько времени! Что здесь делать!? Лезть к местным жителям с фотоаппаратом!? Совать объектив людям прямо в лицо!? Я сама не терплю, когда мне в лицо объективом тычут…».
    Конечно, о чем тут спорить: гоняться за аборигенами, ловить их, брать в кольцо или зажимать у забора и совать жертвам объектив в лицо, – это просто издевательство. Более гуманно зафотографировать до смерти собачку или кошечку.!

    А что мы здесь делаем? – Бездельничаем мы! Стаса ждем. Он должен появиться к восьми вечера и сеть на наш корабль. Вот приедет Стас, – и сразу будет чем заняться!


19:00. Единственный магазин в деревне. Он без названия… или оно есть, но я не заметил. Хорошо бы подошло: «Не проходите мимо!». В магазине, я знаю, продается пиво. Как же быть?... Пройти, что ли, мимо?

20:15. «Сибиряк» ушел час назад, «Татьяна» по-прежнему пришвартована к пирсу.
На палубе стоит стол, на нем – пиво из магазина, который невозможно миновать, гуляя по Курбулику. Из под навеса над столом аппетитно свисает целая связка вяленного омуля. Рыба не пересолена и не пересушена, блестит, истекая жиром. Чайки кружатся вокруг корабля, вопят, возмущенно требуют свою долю объедков. Мы спокойны за птиц. У них есть личный кормилец и личный фотограф.

20:30. Все одеваются в фирменные футболки экспедиции для группового снимка и торжественной встречи Стаса, который уже вот-вот подъедет.

56.



21:40.
К пирсу подъезжает долгожданный автомобиль. Пассажиры «Татьяны» вываливают на берег встречать прибывших. Их четверо. Драйвер Юра с женой Любой несмотря на дальнюю дорогу выглядят совсем не уставшими. Стас и его друг Амир несмотря на дальнюю дорогу выглядят совсем трезвыми, разгружают машину.
    Заметив меня, Стас с радостным лицом делает два шага мне навстречу с распростёртыми объятиями… Но вдруг замечает надпись на моей футболке, застывает с широко расставленными руками, меняется в лице:
    - Объясните, что случилось в мое отсутствие
Вкратце объясняю, что это не роковая ошибка природы, а просто ошибка
    - Но это ни с чем не связано, я надеюсь? ¬– Опасливо уточняет он
   - Конечно, связано, но не с тем, что ты подумал
   - Ну, тогда здравствуй, Саша!!!

22:00. «Татьяна» отходит от пирса и держит курс в бухту Онгоконскую. На палубе теплохода в это время уже бурлит праздник байкальского льда (которого, на самом деле нет). Радуемся тому, что есть: обжигающей руки водка «Русский лед» из морозильника.


57.



23:20.
На берегу Онгоконской бухты горит костер и к нему подтягивается народ со всех трех катеров. Факиры Аня и Рома вновь устраивают файер-шоу. Потом праздник концентрируется вокруг костра.
Круглые корабельные иллюминаторы, в которых горит свет, довольно занятным образом отражаются в воде. Я балуюсь, экспериментирую с этими отражениями, искусственно усиливаю игру пятен, пытаюсь получить эффектные фотографические абстракции.

58.


59.


60.


61.



3:00.
Луна, взошедшая три часа назад, уже устала висеть на небе и теперь клониться к горизонту. Большая часть народа также утомилась праздновать и удалилась спать. У костра осталось не более дюжины поклонников творчества Ани и Ромы. Аня прекрасно играет на гитаре и необыкновенно поет. Рома подыгрывает ей на алтайском комусе (варгане). Сочетание звуков волшебное.

3:35. Заходящая круглая луна почти коснулась горизонта и выстроилась в один ряд со светящимися круглыми иллюминаторами корабля. Такое впечатление, что в темноте ночи светят сразу три или четыре луны и четыре световые дорожки бегут по воде. Мистика какая-то.

62. Четыре луны



4:00.
Гасим костер. Выбрасываем не догоревшие дрова в Байкал



Продолжение Часть 4
Tags: Байкал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments