lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Приключения иностранцев на Байкале. (записки гида) (1)

   Рассказывая о Байкале, я часто упоминаю имя Стаса Леника. Это мой иркутский друг, директор "Байкальскйо визы", с которым мы уже не раз путешествовали и"За уходящим льдом" и по предзимнему Байкалу, покрывающимся первым ледком. Стас очень позитивный, жизнерадостный человек и прекрасный рассказчик. Он просто мастер устного рассказа. Но, оказывается, кое-что он изложил и на бумаге. Его истории об алкогольных приключениях иностранцев на Байкале как нельзя лучше сочетаются с темой нашей последней крайней экспедиции "Заухлёд-2012", о который я как раз сейчас пишу.
    У меня есть три рассказа Стаса. Они мне очень нравятся, и я хочу поделиться этим весельем. Самое главное, что кроме того, что рассказы смешные, они очень правдивые и полностью передают то состояние, ту атмосферу, в которой оказываются чопорные иностранцы, попавшие в разгульную Россию. Пока размещаю один из рассказов (первый по порядку), а если придется Вам по вкусу, то следом опубликую и остальные.




Станислав Леник.
Приключения иностранцев на Байкале.
(записки гида)



    Уже много лет занимаюсь я туристической деятельностью на озере Байкал и всегда было мне интересно наблюдать, как западные туристы, привыкшие к ровной, размеренной, четко регламентированной жизни в странах, где долгие годы нет переворотов, потрясений и дефолтов, где автобусы и поезда ходят секунду в секунду, где пьют алкоголь либо в меру, либо в одиночку в барах, либо массово и организованно на каких-нибудь пивных праздниках раз в год…, так вот, как эти глубоко несчастные люди, хоть ненадолго, но окунаются в глубины нашей российской (сибирской) реальности и какое испытывают при этом потрясение. Как хотелось бы мне услышать хоть краешком уха, какие истории рассказываются потом про «эту сумасшедшую Россию» в кругу близких и знакомых где-нибудь в Амстердаме, Дрездене или Портланде.
    Ни для кого не секрет, что основная российская идея круто замешана на водке и сильно пропитана алкоголем, и что фильм «Особенности национальной охоты» есть не злопыхательская выдумка сценариста, а реальный, даже смягченный вариант русского времяпрепровождения на отдыхе.  Поэтому все рассказанные ниже истории в основном, конечно, так или иначе, будут так же связаны с извечным русским пьянством. Кстати, пришел я к выводу, что без принятия алкоголя западными туристами, шок от встречи с Великим Сибирским озером, с его красотами, а так же с людьми, населяющими его берега и их нравами, был бы слишком силен и болезнен.

    Кстати, все русские действующие лица, за исключением названных по фамилии, а так же организации вымышлены, и если кто–то посчитает это клеветой или наветом, – извините. Раз проводите аналогии, значит, что-то похожее было и у вас. А так, байка – она и есть байка!

Итак, история первая:

Голландцы и транссибирский экспресс

1993 год.
Кругобайкальская железная дорога.
Юго-Западное побережье Байкала.
    Работал я тогда при Управлении железной дороги в отделе туризма. Приезжает голландская группа из 4-х человек. Задача наша была устроить им 2-х дневный отдых на старинной Кругобайкальской железной дороге. Переправляемся мы на пароме «Бабушкин» через исток реки Ангара в порт Байкал (окончание КБЖД), где нас должен ожидать тепловоз с вагоном. Как обычно, тепловоза нет. Кидаемся мы с приятелем Володей (старейшина туристической Кругобайкалки) к дежурной по станции.
    Выясняется, что в районе Маритуя обвал, и в ближайшие сутки локомотива нам не дождаться. Что делать? Тут Володю осеняет: «У Митрофаныча – бригадира путейцев, есть «пионерка». Пару пузырей выставим, он нас до девяносто восьмого километра с ветерком и домчит!»
    Даю справку, что есть «пионерка». Это чудо железнодорожной технической мысли приблизительно начала 20-го века – тележка (дрезина) о четырех колесах с двигателем от мотоцикла, ставящаяся на рельсы, к которой для транспортировки грузов и путейцев прицепляется пара тележек без мотора, но с ручным тормозом (тормоз, видимо, нужен, чтобы смирять пыл азартного водителя). К тележке с тормозом мы еще вернемся в одной из следующих историй.
    Володя уходит через магазин на переговоры с Митрофанычем, а я выстраиваю разбредшихся по деревне голландцев на перроне и объявляю на своем отвратительном английском: «Господа, через 10 минут прибудет Транссибирский экспресс. В связи с реконструкцией вокзала касса не работает, поэтому проезд можете оплатить мне, стоимость 1 доллар с человека» Для справки – в 1993 году 1 доллар в рублевом эквиваленте стоила бутылка водки.
    Уважающие железнодорожное расписание голландцы выстраиваются с багажом на перроне и видят следующую картину. Из-за поворота от истока Ангары, с треском и дымом, выезжает на «пионерке» в дугу пьяный Митрофаныч, болтающийся за рулем по поводу выходного, а сзади болтаются с таким же грохотом две тележки. Я объявляю: «господа пассажиры, прошу занять места согласно купленным билета», и дисциплинированные голландцы с тайным ужасом громоздятся на тележки. Пьяный Митрофаныч дает газ, и несемся мы через туннели и галереи, вдоль берега Священного моря со скоростью 60 километров в час, там, где поезда из-за извилистого и камнеопасного пути едут не более 20 (торопится Митрофаныч распить обещанные за рисковую работу 2 бутылочки с кумой!). Уже через 20 минут мы на строящейся тогда турбазе на 98-ом километре. Голландцы на трясущихся ногах слазят с «Транссибирского экспресса», и счастливый Митрофаныч дает обратный ход, сопровождаемый фотовспышками.
    А на турбазе стол – омуль соленый, омуль на рожне, уха тройная с дымком, жаркое из изюбрятины, шашлык из кабана, икра харюзовая, расколотка из сига, грибочки, капусточка квашеная с брусникой, и конечно водочка! Из Байкала достатая, холодненькая! Пошел тут пир горой, водка рекой! А после ужина в баньку, ну просто необходимо, в русскую, с веничком.
    Одна беда, на девяносто восьмом баня тогда была еще не достроена. Париться мы ездили на 102 км, в деревушечку на речке Шумиха, где турбаза как раз была еще не построена, а банька уже была.
Грузимся мы в моторную лодку, берем с собой пиво с водкой и под славную песню «Эй, Баргузин, пошевеливай вал», трогаемся на 102-й. По издревле сложившейся традиции, напротив Шумихинского мыса, метров 500 не доезжая до места, на «Вихре» срезает шпонку, и мотор глохнет. Опять же традиционно, в лодке нет запасной шпонки и весел (а зачем, мотор же есть!?). Володя, как всегда невозмутим, снимает кожух с двигателя и начинает грести им, а я, для ускорения процесса, плыву рядом с лодкой, гребя ногами. Вода в Байкале +8, и меня хватает минут на пять. Когда я залажу в лодку, зуб на зуб не попадая, сердобольные голландцы предлагают растереть меня водкой, на что я с негодованием отвечаю: «Только внутрь!!!».
    Прибыли с грехом пополам. Новая беда – на 102 –ом отдыхает наш тогдашний шеф с братом и баскетболистами из Братска. Костер, баня, водка опять же рекой, а русское гостеприимство – похуже оккупации будет. Из бани вываливается 2-х метровый детина: «Голландцы!, е…, колотить!, давай я кого попарю, по русски!! е… твою мать!!!». Находится смелый капиталист, но через 10 минут вылетает из бани с криком: « Ай факин юа баня!!!»
    Позднее, при фрагментации событий, выяснилось, что гостеприимный банщик решил попарить иноземного гостя веничком из крапивы, что очень полезно для здоровья, но по причине приличного опьянения забыл его запарить в кипятке, что, знаете ли, нежной голландской коже не очень комфортно.
    Ладно, инцидент улажен многократным брудершафтом, и снова песни у костра, водка, шашлык и омуль.

    Как на грех, проживал тогда на 102-ом новообращенный казак, эмигрировавший из Казахстана – Витя, позднее сгинувший в Приднестровье. Вспомните начало 90-х годов – возрождение казачества, национальная идея, «Белая Русь», воинствующее православие, в общем «бей жидов и коммунистов». Мешали мы Вите отдыхать от 7-дневного запоя со своим праздником, к тому же с иноверцами, на что он нам неоднократно из окошка дома, в который мы же его пустили жить, матерно указывал. На что мы ему резонно возразили, что процесс приватизации Витей 102-го даже не обсуждался, и гуляем,– сколько хотим.
    Но когда грянули мы с голландцами под гитару «Хавва Нагила», тут глубоко уязвленное сердце русского патриота не выдержало, достал Витя свой карабин и начал палить почем зря по костру. Голландцы – по кустам, мы с шефом и с Володей – в дом, повязали патриота полотенцами, и – в погреб, – размышлять о засилье инородцев над великой русской нацией.

    Обратный путь был туманен. Смутные воспоминания о том, что кто-то выпадал из лодки, но был спасен, правда, сохранились.
    Наутро я явился к еще спящим голландцам. На предложение позавтракать раздалось дружное: «Ноу!!!». Не менее дружно они отказались от бани, водки и предложения поехать на лодке на рыбалку. Тем не менее, к обеду здоровый западноевропейский организм победил алкогольное отравление, и мы отправились на экскурсию по КБЖД на все-таки прибывшем локомотиве. Во время экскурсии гости изрядно повеселили местных жителей. Оказывается, во время вчерашней «бани» один из голландцев давай допытываться, как будет по-русски «чи-и-из» при фотосъемке, «фо смайлинг», и кто-то из наших брякнул: «жопа». Были, действительно, очень добрые и ненатянутые улыбки у местных жителей, когда при их фотографировании голландцы на ломаном русском тянули «жо-о-па».

    А, в общем, от поездки голландцы были в восторге. И русский вариант слова «сыр» всем понравился.

Tags: Байкал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments