lesnyanskiy (lesnyanskiy) wrote,
lesnyanskiy
lesnyanskiy

Categories:

Река Хилок через 350 лет после Петра Бекетова. Часть 2

Начало здесь. Часть 1

Часть 2.    6 мая

   Утром на воде рядом с берегом мы обнаружили большую красно-оранжевую кляксу – отражение солнца в задымленном небе.

1.

2.


3. Чуть позже солнце поднялось выше, а дым в воздухе развеялся



    Отплыв от места ночевки, почти сразу встретились с человеком на берегу. Человек сидел в Land Cruserе с открытой дверью и поджидал, когда мы поравняемся, потом вышел из машины.
   – Здорова, мужики – сказал человек
   – Здорова, – ответили мы
   – Охотитесь?
   – Нет
   – Рыбачите?
   – Какая рыбалка!? Вода мутная
   – Сети по реке собираете? – С подозрением спросил человек
   – Нет
   К этому моменту наша лодка уже проплыла мимо, мужик после крайнего вопроса быстро сел за руль и стремительно уехал. Явно заторопился куда-то с докладом о нашей встрече.

    Через полчаса ниже впадения двух крупных притоков мы наткнулись на рыбацкий табор и промысловое сооружение, которое называется «заездок». В узком месте реку перегораживают плотным деревянным частоколом, вколоченным в дно, либо щитами из жердей, привязанными к перекладине. Перекладина (бревно) пробрасывается с берега на берег и крепится там за козлы. В изгороди оставляют лишь узкий проход, за которым пристроено корыто из жердей. Осенью, с наступлением холодов ленок и хариус начинают сваливаться вниз по реке, к Байкалу. Рыба сплавляется хвостом вперед. Натыкаясь на препятствие, она ищет «калитку в заборе» …, а тут ее уже поджидают ловцы. Рыбины «заезжают» на корыто, установленное так, что в дальнем конце вода из него просачивается, и жертва в итоге остается на сухом месте. Теперь только перекладывай улов в корзины да мешки. Таким способом при достаточном усердии и алчности из реки можно выцедить практически всю популяцию проходных рыб.


4. Часть заездка стоит, остальное приготовлено и припрятано на берегу


5. Щиты из связанных жердей


    На таборе лежит кувалда, замоченная в воде, грабли, чтобы собирать осенние листья с изгороди. Еще припасена острога на всякий случай и прочие нужные предметы.

6. Табор


7. А это, чуть ниже нового заездка остатки старой городьбы


    Не успели мы обследовать промысловый табор и сделать несколько снимков, как примчался, откуда ни возьмись местный житель, – явно уже осведомленный хозяин заездка.
    – Здорова! Рыбачите, охотитесь? – Осторожно осведомился мужичок.
   – Отдыхаем, фотографируем.
   – А я так, прогуливаюсь по свежему воздуху….
   – Рюмочку выпьете?


8.


Прогуливающийся обрадовался предложению. Выпил, рассказал про жизнь, потом с тревогой поинтересовался:
   – А вы это для себя фотографируете, или…
   – Нет, для рыбы, – для байкальской. Покажем ей эти фоткокарточки, чтобы была в курсе, чего ее здесь ожидает.

   Похоже, заездок на этом участке реки не единственный. То там, то здесь нам попадались смытые паводком козлы на отмелях. И еще множество мелкоячеистых сетей подстерегают рыбу в каждом затишке реки. Людей мы больше не встречали. Но варварское присутствие человека прослеживалось на всем пути. Черный пепел вместо травы, обгорелые поваленные лесины, бесконечные пни и брошенные вершинки украденных деревьев – старые пожелтевшие и совсем свежие, зеленые. Повсюду следы автомобилей лесных воров и бытовой мусор. Короче, – залюбуешься, какая красота!


9. Типичное зрелище-1


10. Типичное зрелище-2


    Редкому дереву в долине Хилка, как этой лиственнице, посчастливится дожить до старости и умереть своей смертью. Теперь лес в основном гибнет от человеческой дикости.

11.


12.


13.


    Одним словом, на берегах Хилка фотографу теперь делать нечего. Разве что выискивать в сгоревшем лесу цветочки, упрямо пробивающиеся на свет из-под гари и мусора. Может быть осенью здесь будет красивее?... А, может, «еще красивее».
    Остается фотографировать остатки ледяных полей, чем мы и увлеклись.


14.


15. Кто не успел познакомиться в первой части рассказа, знакомьтесь теперь: Николай Николаевич Николаев


16.


Но, в основном, льда на реке осталось мало.

17.
Вербы


    Впрочем, попалось нам одно очень симпатичное место, где паводком льдины вынесло поверх не растаявшего льда

18.


19.


20.


21.



    День был жаркий, а вода ледяная. Но все равно мы остановились на речной косе, чтобы искупаться и перекусить.

22.


23.


24. Это не камыш, это – наш обед



   Вот тут мы по-настоящему полюбовались вербами – высокими и густыми!

25.


26.


Тут ее не трогают и не ломают. А возле Читы можно встретить лишь такие вербы


    После обеда мы вновь поплыли охотиться за льдом

27.


28.


29.


30.


31.


    К вечеру стали подыскивать место для табора так, чтобы совпали несколько условий: левый берег (подальше от железной дороги и людей), правильное направление и форма русла (на запад и с излучинами), лед у берега, живой лес. В идеале было бы неплохо, чтобы нашлось место, поставить сетку.
    В итоге головоломных, безрезультатных поисков мы стали на правом берегу, в полутора километрах от станции Тайдут, на открытом месте, вблизи узкой длинной старичной заводи, перегороженной в устье сразу тремя сетями. Из плюсов было: несгоревшая земля и то, что залив был эффектно заполнен льдинами.


32.


33.


34.


35.


Еще одну длинную старицу, соединённую с основным руслом, я нашел в километре от палатки посреди степи.

36.


    Тем временем солнце опустилось, и первая заводь со льдом заиграла в новом, более выигрышном цвете

37.


38.


39.


В закатных лучах даже дремучие прибрежные заросли становятся фотогеничными

40.


41.


Правда, лазая по этим дебрям, я где-то подцепил клеща. Обнаружил его ночью у себя на голове, хорошо, что опасный инсект не успел в меня впиться. Во как.

Окончание следует (поход-то короткий :)

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Tags: Забайкалье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments