?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост



     Ну вот мы и приехали. Дошли до края, до самой границы, так сказать. Побывали там, где раки зимуют,  где  Макар телят не пас,  где кукушке яйца подбросить некому.  У черта на куличках… Так что, финита, граждане, приплыли конкретно, что называется. И я почти уже готов перейти к подробностям, поделиться впечатлениями, поведать о потерях, убытках и не сделанных открытиях. Только надо вначале определиться со стилем и формой изложения, и слова для текста поживее найти, дабы читателю  скучно не сделалось. А рассказывать я намерен просто и ясно, без пафоса, бравады и пустого глубокомыслия. Чтобы ни в коем случае не получилось нечто подобное вот такому:

«Я стоял на берегу и смотрел. Где раки зимуют. Я видел облако. В небе. Оно как лебедь летело, а я думал.  Там, в реке щука хозяйка темной воды. И отражения. Я наклонился вперед чтобы нагнуться и набрать котелок.  Я видел как из реки на меня смотрели два маленьких глаза с усами, и протянулись две клешни в оранжевой куртке. Я стоял и думал – это знак. Оттуда. Помните, как у классика: лебедь, рак и щука. Рождённый раком не станет рыбой. Но лебедь! Сесть ему на шею и вместе подняться на вершину рак сумеет. Потому что они – команда. И тогда рак на горе свистнет: «Смотрите, я лев!».  А старые девы откроют рты в восхищении…
   Раки, рыбы, львы, девы, овцы… Таково колесо  гороскопа, которое не остановить. Сибирь, Россия, знаки».

   Некоторые графоманы меня просто поражают, прям до восторга.  Об элементарных вещах напишут с таким видом, будто приоткрывают читателю завесу вселенской мудрости.  О рядовых событиях и ситуациях расскажут таким тоном, словно речь идет о погружении в Марианскую впадину на задержке дыхания.  Все тексты –­ набор дешевых шаблонов и самолюбование.  Но сам графоман при этом видит себя талантливым писателем, нашедшим собственный стиль, и рассчитывает на всемирное признание.

    «Я стоял посреди песка и смотрел. На песчинки. Смотрел и видел – они утекают из песочных часов, как секунды из жизни.  Я стоял и думал, считал.  За час песчинок высыпалось из меня ровно 3600 секунд.  Годы и мудрость – их не отнять. Кучка песка, след на бархане 46-го размера, и руки зябнут. Но вид потрясающий.  Я сказал, обращаясь к Егору: «Смотри, Федя, это песок. Он смотрит на нас. Видишь?». Потому что у времени есть глаза, оно следит за каждым, и его не остановить. Но песочные часы  симметричны. А значит – реинкарнация, спираль. Сибирь, Россия, возрождение».

   Круто, конечно, все это написано, мощно, умно и глубоко, чего уж скажешь. Стильные веще, узнаваемые.  А если быть честным, то оба текста – законченная глупость. Полнейшая ахинея, зато читать весело.

    Но и я тоже чем лучше? ­ Сам уже заметил, что все мои походные рассказы закручены вокруг ликеро- водочного стержня. Проще говоря,  мы типо постоянно бухаем, особенно многие из нас, а кое-кто вообще.  А тут, надо же, мы опять в поход собрались да поехали. И снова туда, где раки зимуют, на реку Газимур, как год назад.  Продолжать водный  маршрут, теперь уже от с. Кактолга до самой границы России и Китая.


Красная линия – маршрут 2015 г.
Фиолетовая ­– маршрут 2016 г.

   Ну что же можно сочинить нового, если река все та же, компания мало изменилась, время – снова июнь месяц, и опять грозовые дожди, как в прошлом году.
   В рассказе очень важна завязка.  А что, если начать так:

    Мы ехали туда, я смотрел и думал. Я всегда думаю, если даже никуда не еду и ни на что не смотрю. А тут особенно. Я думал как начать новый рассказ и видел, что пора завязывать с алкоголем, иначе старое дежавю, а в итоге пенсия и электронная макулатура.  Водку надо на что-то заменить. Хотя бы в тексте. Например, кипяченая вода!  Ее употребление не остановить – в каждой бутылке водки воды содержится 60%.  Вся история художественной литературы шлет нам эти пропорции. И только у графомана воды все 100%. …

    И вот эту чушь я думал на протяжении больше ста километров, и даже записывал, чтобы не забыть. А на 139-м км я пришёл в себя. …
   … Я смотрел на сломанную машину, на вытекшее моторное масло, я видел подозрительно трезвых и патологически здоровых, но обескураженных пассажиров и думал.  Я думал:  «Неее, нафиг…, манал я завязывать с алкоголем. Не собираюсь становится  ортодоксальным трезвенником». Который раз убеждаюсь, что если перед выездом не побурханить, не окунуть безымянный палец в стакан и не сбрызнуть на УАЗ  акцизной жидкостью (чего мы как раз и не сделали), то через 100 км, максимум через 150, побежит масло или ещё какая хрень. Но у нас именно масло вытекло на 139-ом.
   Причину утечки выяснить было архи важно. Стали разбираться. Но даже после вторых ста граммов я почти не врубился в суть поломки. Дело в том, что в меня хоть литр залей, я все равно не знаю как устроен двигатель УАЗа ....
   ...Зато я смотрел. Стоял, ничего не делал, смотрел. Как другие работают. Видел и думал. А время шло, криво прихрамывая на короткую стрелку.  Но его и такое не остановить. О чем нужно писать честно. ... А читать с улыбкой... J

*   *   *

     Это, между прочим, было начало рассказа. И да, я, кажется, нашел свой стиль J
  Сперва я хотел озаглавить свой опус так: «Газимур. Новая встреча с раками». Но потом передумал, и назвал «Газимурский оверкиль», в соответствии с реальными событиями последующих дней, которых набралсь всего восемь. И два или три из них – действительно «с раками».





Самый первый день.  15 июня

    «Что-то не так» пошло с самого начала. Как видно по карте, наш маршрут целиком попадает в пограничную зону, для въезда в которую необходимы специальные пропуска. Их мы заказали заблаговременно, и получили вовремя, но почему-то на одного человека документы забыли забрать. Пришлось дожидаться начала работы пограничного управления, и отложить, намеченный на  шесть утра старт.
   Выехали из города только в одиннадцатом часу.

Грузимся. Фото 2016 г, но это полное дежавю 2015-го


    В прошлом году мы тронулись раньше, и пропуск не забывали. На этом различия заканчиваются. Все остальное очень похоже: такая же гора нужных вещей и лишнего барахла, продуктов на три месяца, такие же сборы - разговоры, тот же маршрут и знакомый запах горячего масла в салоне.  А потом загорелась лампочка датчика давления. Но об этом я уже говорил.

Вынужденная остановка




    Пришлось ублажать духов, побрызгать в небо и на землю, остальное выпить. Причину нашли, сменили прокладку и поехали дальше. Но вскоре моторное масло нашло себе другую лазейку и вновь вылетело. То ли мало мы забурханили, то ли слишком поздно это сделали, что духи уже успели сильно обидеться. А, может, не боги виноваты, а тот слесарь, что чинил наш УАЗ три дня назад…

    Но как бы там ни было, едем … (хотел сказать «как по маслу») …едем дальше по дороге в Газимурский Завод. Время 14:40 … (хотел написать: «А у нас ни в одном глазу», но это не так) …  едем, но все в напряжении.  И это наше коллективное напряжение передалось небу.  И небо затянулось тучами. И солнце скрылось. И упали с неба капли дождя. И застучали они по железной крыше УАЗа. И побежали мелкие струйки по лобовому стеклу снаружи, а изнутри оно запотело. И снова выбежало масло из мотора… И сказал тогда отец Владимир детям своим и внукам своим, и друзьям своим: «Будь проклят тот слесарь, креста на нем нет!… Падла!».
    Кстати, пора представить: Степа и Данила – внуки, Игорь К. – сын Владимира К.  Володя К – отец Игоря. Александр Л. (это я) и Николай Н. – это друзья-попутчики.  Такая команда.  И ее не остановить…

Игорь, Володя и Николай


Ну, а это мы сами остановились на берегу Нерчи, чтобы искупаться и перекусить


Младший сын Степан и его принцесса-лягушка


   В Газзавод приехали только к десяти часа вечера. Дальше, до места, уже на другом УАЗе нас взялся отвезти Лёша с товарищем Михаилом. Так же было и в прошлом году, только без Михаила. Пока перегружали барахло, пока то да сё…, выехали в полночь. И начался следующий – самый нелепый день. Правда, в момент старта никаких «знаков судьбы» не поступало, наоборот, все было гладко и весело.  Сибирь, Россия, водка, путь.



Самый косячный день. 16 июня

   Через несколько километров мы остановились отметить несколько важных событий –  начало четверга, начало Лёшиных отгулов и начало нашего путешествия. Темно, ни черта не видно,  туман такой, что хоть лопатой отгребай… Но вид потрясающий.



Особенно под «это дело», да с закусочкой из дичи.



Потом мы ехали очень долго. Потому что далеко – примерно 250 км от Газзавода до Кактолги.  Спали скрючившись, урывками с редкими остановками для осмотра достопримечательностей с высокой горы.  Любовались долиной Газимура, в которую село облако молочного тумана.








    Такие запоминающиеся моменты мы не только фотографировали, но и отмечали более традиционным способом, из нержавеющей посуды. Иначе нельзя – стеклянная слишком хрупка для такой дороги, пластмассовая растворяется от крепкого и плавится от горячего, к тому же не совсем звенит. А хочется чтобы звенело.  Короче, нержавейка – самое то, наиболее подходящий материал.

   Вот другая торжественная остановка в честь  восхода солнца. Произошло это в очень удобном месте, оборудованном беседкой.



«Здравствуй,  солнце!»


    Был один момент, когда Михаил вдруг увидел Мишку в окне. Он так и сказал: "Вон миша". И это было не отражение, не видение и не глюк, а настоящий бурый двухметровый медведь встретился нам чуть в стороне от дороги. Дикие места! А что будет дальше!

    А дальше у нас вытекли тормоза. Было уже утро. Остановились у обочины, и Леша полез под машину.



   Пока он там разбирался, подъехал еще один УАЗ – «буханка». … Кстати, сейчас только пришло в голову: почему такой УАЗ называют «санитаркой» и «буханкой». Ну, «санитарка» – понятно. А «буханка» от того, что в ней удобно бухать?  Ну, тогда у нас буханка, а подъехал УАЗ- санитарка с лесниками. И они тоже стали у обочины вслед за нашей машиной в трех метрах.
Лесники вышли, и все дружно собрались у переднего бампера помогать советами. У меня тем временем тоже образовалось маленькое дело. Чтобы никого не смущать  и не обрызгать, я деликатно отошел и встал между стоящими друг за дружкой автомобилями, развернувшись лицом к УАЗу лесников.
     Сначала все было хорошо, потом, стоявшая  передо мной санитарка, стала вдруг сильно раскачиваться. Пока я соображал что бы это значило, оттуда раскатился девичий хохот хором из трёх голосов, как минимум. Я бы уверен что машина пуста, –сквозь окна ничего не видно. Надо было теперь выяснить что происходит.  Спрятав улики в штаны, и собрав всю волю в кулак, я подошел к подозрительной пассажирской двери и потянул за ручку.   Три веселых дамочки притихли на втором зрительском ряду.

– Здравствуйте, говорю, – ну что, вижу, удалось мне вас порадовать?
 – Здравствуйте, – отвечают, – и опять смеются.
 – А чего, спрашиваю, – под вами машина раскачивалась?
 – Так  это мы вас старались предупредить, чтобы нас увидели
 –  Ну, допустим,  увидел я вас…,  и что потом?
  – Ну, чтобы вы отвернулись, –  объясняют
 –  Хм! А сами –то вы отвернуться не хотели? Или глаза опустить?
 –  Мы не могли!

  Нормальное начало похода, – думаю, – нескончаемые аварии да еще такой конфуз.

    Тормоза починить полностью не удалось. Просто заглушили один тормозной контур и так поехали.



    Потом что –то случилось со сцеплением. Но это не очень интересно… Лучше расскажу о том, что в путешествии на Газимур кроме сплава по реке мы еще наметили посетить Кучугайскую карстовую пещеру.  Об этом природном объекте информации крайне мало, но известно, что пещера достаточно большая, двухуровневая, находится на правом берегу Газимура, напротив того места, где раньше стояло село Кучугай.  Это примерно в шестидесяти километрах ниже по течению от с. Кактолга (если считать расстояние по руслу реки).  Мы приготовили веревки, карабины и прочее альпинистское железо для спуска в Кучугайскую пещеру. Каски тоже взяли, а также запаслись источниками света. Андрей Шаманский дал нам мощный светодиодный прожектор, который собрал специально для таких подземных прогулок. То есть мы были подготовлены и конкретно настроены на спелеологическое приключение, но оставалась одна проблема – нет данных о точном месте расположения пещеры. Нам посоветовали добыть информацию у местных жителей, когда мы доберемся до Кактолги. И мы весело фантазировали, как будем действовать.  Оденем каски, возьмем ружье, заявимся в деревню, в первый же дом, пинком откроем дверь,  и скажем: «Ахтунг, бабка! Давай яйка, млеко унд план Кучугаевский пещир! … Шнелля!»

    На берег Газимура, мы прибыли в 10 часов утра помятые, не выспавшиеся, слегка очумевшие. На дороге Читы до места старта мы провели целые сутки.  Выгрузились напротив с. Кактолга, чуть ниже деревни,  и ужаснулись количеству наших вещей.





    Стыдно сказать, но собирались к отплытию мы еще пол дня. Наконец, часам к пяти вечера груженые лодки стояли на воде. А мы к этому часу успели накупаться и наотдыхаться до того, что я аж устал.  Поскольку бутора было жуть сколько, я оставил кое что из того, что, как в тот момент мне казалось, на сплаве не понадобится. Я решил, что мне не пригодятся заплатки для ремонта лодки (река же «детская» ), спасательные жилеты (по той же причине), второй гермомешок (погода же прекрасная) и еще какие-то мелочи.

Готовы к старту



   Три лодки из четырех отчалили. Мы с Колей и с Михаилом в шестой раз выпили на посошок, и тоже собрались стартовать. Но тут вдруг на веслах вернулись  Игорь со Степой.  Успели потерять спиннинг. Говорю же, со вчерашнего дня еще все пошло не так.



    Спиннинг таки нашелся на дне реки, его благополучно достали и, наконец,  начали сплав.

    Километр позади и первый поворот. Впереди показался перекат – довольно бодрый, что не характерно  для Газимура. Видим, что наши друзья – те, кто ушел вперед, – осторожничают, и на своих лодках жмутся к берегу, подальше от основной струи. Но мы с Колей не собираемся щемиться «игрушечных» перекатов на «детской» реке.  Мы уверенно идем вперед,  пускаем байдарку впритирочку с главным сливом.  Нашу лодку несколько раз подбрасывает на валах, немного брызг, и мы, успешно миновав препятствие, уже гребем к левому берегу, чтобы там дождаться всех остальных.
    Ниже переката неплохая яма. В ней точно живет ленок.
–  Побросаем? – говорит Коля, имея в виду рыбалку
–  Ну, конечно! – Я хватаю спиннинг.
–  Не, давай лучше на ту сторону, чтобы по солнцу кидать.
–  Давай!

     Я беру весло. Один гребок, второй, мы пересекаем струю поперек. И вдруг!...  Нет, я так и не понял до сих пор, что же произошло вдруг…  Внезапно начинался сильный крен на правый борт, и я понял, что валюсь в воду. Не может быть!!! Какая-то секунда, и мы с Колей по горло в реке, а байдарку нашу течением уносит вниз, и рядом плывут мешки, баллончик от комаров, тюбик от загара… Мы посреди русла. У меня за спиной висит сумка с фотоаппаратом. Другой объектив – дорогущий длиннофокусник – находися в красном маленьком гермомешке. Я его плотно не застегивал (детская же река), но хорошо хоть привязал к лодке. Теперь полузатопленный красный «буек» тащится вслед за байдаркой…
    Собираем из воды вещи, выносим их на берег. Из длиннофокусного объектива я сразу выливаю пол литра воды. Фотоаппарат намок, перестал работать, выдает ошибку. Штатный объектив тоже весь мокрый.  Проводим поверхностную ревизию. Выясняется, что, к счастью, искупались в реке не все вещи, что были в лодке.  Например, один из сменных фотообъективов практически не пострадал. Со спальником тоже все в порядке. Вода не добралась до некоторой одежды и сухим остался один левый кроссовок.  То есть случилось как бы пол беды. Но я почему-то испытываю грусть на все сто процентов.
      Мой спутниковый телефон тоже хлебнул из реки. А спиннинг сразу пошел ко дну в момент переворота, исчез бесследно в бурной воде. У Коли вымок навигатор. Но самое печальное для меня – это, конечно, порча фотокамеры и объективов.
    «Я стоял не берегу, смотрел и думал» (с).  Вот! Вот где пригодилась мне эта сакраментальная фраза. J.  В эту минуту «вся скорбь еврейского народа отразилась на моем лице».

   –  Что будем делать? – спросил Володя, обращаясь в большей степени ко мне, чем ко все остальным. – Пройдем еще немного  вниз или прямо тут станем и начнем сушиться?
   –  Мне сейчас как бы совсем без разницы, где мучиться и скорбеть, – отвечаю, –  могу прямо здесь начать на себе волосы рвать. Но если ниже есть более подходящее место плача, то можем и туда доплыть.
   –  Сейчас карту посмотрим, ­– говорит Володя. – Игорь, карту достань!

    Тут вдруг выяснилось, что карты нигде нет. Похоже, что ее забыли в машине. Еще один могучий косяк!
   –  Я сейчас сгоняю, может Лёша еще не уехал, ­ – Игорь переправился на правый берег, и убежал.

    Игоря подозрительно долго не было, наконец он вернулся в расстроенных чувствах:
   –  Они уже уехали, я не успел.  А когда бежал, блок от прибора где-то выронил. Искал, не нашел.


   Прибор – это металлоискатель. Он для Игоря значит то же самое, что для меня фотоаппарат. Плыл – утопил, бежал ­– потерял…  Ну что за блядский день!
    Теперь в нашей команде роли четко распределились: двое участников в глубоком трауре (я и Игорь), двое сочувствующих и двое полностью безучастных (дети). Младший – Степка ловит и разглядывает лягушек,  умерщвляет насекомых,  а старшего – Данилу – даже лягушки не интересуют.

    Ну, раз такое дело, – говорю, – давайте на тот берег переберемся, палатку поставим, да картошку с тушенкой будем варить.
    По новой укладываем мешки, и тут вдруг находятся и карты, и блок от металлоискателя! Просто лежали они не в той сумке, а в другой, а сумок столько, что не мудрено забыть, потерять… Да и не спали мы толком уже полтора суток.
   Вот бы мне так сейчас повезло – взять и найти не в той сумке сухой фотоаппарат! Но увы….
    Зато в целом ситуация значительно улучшилась, – теперь в нашей речной эскадре остался лишь один потерпевший.


   Вкусная картошка с тушенкой, великолепная 50-ти градусная самогонка Колиного производства («колеандровка) не радовали и даже шикарный красный закат над рекой выглядел тусклым и серым… А ночью мне вообще приснился кошмар, что мой чудный  Canon 5DS R высох и заработал, но превратился в советский фотоаппарат «Зенит-Е».



Самый грустный  день. 17 июня.

   Утром, только как  вставать,  сразу мысль: а чем снимать! … И икра не лезет в горло, и коньяк не льется в рот… Да и нету нас  ни икры, ни коньяка.  Есть только самогонка да вчерашний салат из помидора с огурцом. Залезло две ложки салата и залилась стопка самогонки. Но настроение все равно  нулевое, и маска печали застыла на моем лице. Я прям чувствую, насколько выражение у меня грустное и от того рожа некрасивая. Думаю: надо бы искупаться и щетину сбрить, а потом улыбку натянуть и в зеркало посмотреть, – настроение и поднимется. Так и поступил. Однако нисколько  не полегчало. И в зеркало не стал глядеться, и так  ясно что там увижу.  Даже утренний кофе нынче пил без всякого удовольствия.

    Солнце жарит, пытаюсь сушить фототехнику, но выходит плохо. Из навигатора и спутникового телефона тоже влагу выгнать не удается.
   А у  моего друга в Чите сегодня юбилей. И я планировал, что позвоню ему по спутнику и поздравлю. Ага. Много чего было намечено, только оверкиль  в планы никак не входил.

   К полудню загрузили лодки и продолжили сплав.  Не грустить же на одном месте.

    Когда-то путешественники вовсе обходились  без фототехники, они умели просто словами замечательно описывать природу, погоду,  животный мир и текущие события. Сейчас я оказался в подобных условиях, и надо попробовать, как у меня получится обходиться одними только текстовыми заметками.

   Пейзаж типичный восточно-забайкальский, такой же, как в прошлом году, очень красиво. Плывем вдоль Газимурского хребта. Ландшафт горно-таежный. Речные борта и склоны гор густо покрыты зарослями, часто непроходимыми, среди них преобладает осина, береза и сосна. Лиственницы мало. Зато встречаются рощицы  ильма (карагача) и черноствольной березы. … Фигня какая-то.  Ладно, про Газимур напишу. Река мелкая, часто цепляемся и шоркаем днищем о подводные камни. Ширина русла 40-50 м. В целом река спокойная, извилистая, с плесами и короткими перекатами. По берегам множество скальных прижимов и  утесов, сложенных в основном кембрийскими мраморированными доломитовыми известняками … Такая же фигня.  Попробую про погоду.  Погода переменчивая – то солнце, то гроза. Во время дождя под ударами крупных капель над водой поднимаются миллионы крошечных фонтанчиков, а иногда река пузырится.  В заводях, у берега по темной глади кружатся пенные разводы, похоже, река прибывает.  Теперь про животный мир. Рыба совсем не ловится, будто и нет ее, но она же где-то есть! На реке живут и кормятся множество рыбоядных крохалей нескольких видов.  Плывем, и постоянно встречаем этих водоплавающих с выводками по 6-12 до 25 птенцов. При нашем приближении мамы- утки отвлекают внимание, прикидываются ранеными, неуклюже плавают и волочат крыло или, наоборот, летают кругами, закладывая над нами виражи, а утята в это время, удирают катятся цепочкой, как черно-белые шарики по воде. Подпускают достаточно близко, и если бы у меня было чем, я бы их запросто сфотографировал. Вообще птиц очень много, совершенно не сравнить с северными реками, например с Каларом, где кажется, что жизни  почти нет. А здесь и цапли часто попадаются, и журавли-красавки, иногда кряковые утки. Ласточки вдоль крутых берегов носятся. Прочая птичья мелочь по кустам скачет. А в небе разные хищники патрулируют реку, караулят зазевавшихся утят.  Видели зимородка, нет птицы красивее его. Сову однажды заметили – села беззвучно на дерево и замерла. Но, кажется,  больше всего на Газимуре живет кукушек. Их кукование никогда не прекращается, орут с раннего утра до поздней ночи. Такое впечатление, что всех остальных птиц, вместе взятых, здесь втрое меньше, чем этих хитрых серых паразитов.  При таком их  количестве я не понимаю, куда они девают свои яйца. А, может быть, они тем же крохалям их и подкладывают? И бегут потом по воде  за наивной мамой-уткой не ее крохалята, а дюжина кукушат…  Скукотища, однако, от такого описания без картинок получается. Лучше один раз сфотографировать, чем все это сочинять.
      Но картинки снимать нечем. Впрочем, есть же у меня телефон!...
Я взял себя в руки, а в руки взял айфон. Надо же когда-то почувствовать эту чудовищную разницу между телефоном и зеркальным фотоаппаратом.
Хочу сказать, я быстро вошел во вкус. Довольно симпатичные картинки получаются на экране! Только вот риск уронить скользкий телефон в реку слишком велик.
    Всего лишь несколько снимков могут дать полное впечатление о местности и заменить пять страниц текстовой тягомотины.
Вот, пожалуйста, убедитесь:





Пену тащит










Перекат








Ливень с грозой


Опять солнце



   В общем, стало ясно, что айфон в какой-то мере решит проблему, я успокоился и воспрял духом.


     Но тут пришла новая печаль: одна из донных секций нашей байдарки спустила полностью. Река мелкая, мы часто терлись днищем, но чтобы пробить толстую шкуру  – такое мне казалось совершенно невозможным. И тем не менее именно это, кажется, и случилось.  Попытки подкачать секцию приводили лишь к появлению характерного бульканья под лодкой, судя по этим звукам  дыра в надувной секции образовалась приличная. Насколько была опасной пробоина, мы не знали, но разгружать байдарку и принимать какие-то меры было неохота. Решили с Колей, что до вечера дотерпим, а там поглядим.

     Однако вскоре еще одна донная секция стала травить воздух и сдулась,  осадка судна заметно ухудшилась. А в лодке появилось слишком много воды,  ее набралось выше, чем по щиколотку. Не понятно было откуда ее больше натекает ­– сверху от дождя или снизу через пробитую секцию.

   В пятом часу встретили на берегу местных пастухов-скотоводов. Пообщались, расспросили про Кучугайскую пещеру. Один из мужиков бывал в ней, но говорит, что без проводника, только по словесному описанию вход в пещеру он бы сам найти не смог. Но рассказал нам ориентиры, по которым, я думаю, мы сумеем попасть на место. На правом борту р. Газимур, ниже устья руч. Заречный Кучугай,  в трех-четырех километрах ­от русла Газимура,  на отроге торчат две белые скалы. Их видно с поляны, на которой стояла несуществующая теперь деревня Кучугай (но нужно отойти подальше от реки, чтобы увидеть противоположный берег и эти скалы). В основании верхнего останца и находится вход в пещеру. Но чтобы туда попасть, нужно вначале подняться на гребень отрога, с северной стороны, обойти скалу по верху и спуститься к ее южному подножию. Там вход  в пещеру.

   Уже вечер, погода дождливая, мы девятый час на воде и все это время ничего не ели.  Но сегодня нужно дойти и до Аркии.  Это исчезнувшая старинная  деревня, казачья станица. Сейчас от села ничего не осталось, одно только название места.
   У Игоря давнишняя мечта порыться в аркиинской земле, поискать с прибором исторические артефакты. Точное месторасположение ее мы не знаем, но в курсе, что бывшая станица располагалась на большой поляне в излучине Газимура, на его левом берегу. И еще, нам сказали, в этом месте стоят два зимовья, которые заметны с воды (не известно в каком они состоянии).  Поэтому невзирая голод, серость и сырость под жопой,  мы продолжали махать веслами, и приглядываться к местности.

   До Аркии расстояние оказалось вдвое больше, чем мы думали. Мы проплыли примерно  25 км, когда поняли, что, наконец,  дошли до той самой излучины, и увидели зимовье.

Подплываем к Аркие:

И снова дождик







     В 21 час мы пристали к берегу и пошли смотреть маленький бревенчатый домик на пригорке. Для жизни он практически не пригоден. Чуть дальше стояло второе зимовье, вообще давно заброшенное, без трубы. Разросшаяся черемуха окружила дом и заползла ветвями в выбитые окна.
    К этому времени дождь перестал, над поляной то там, то здесь рваными, колышущимися лоскутами расстелился туман, а солнце спустилось почти к горизонту и ударило прожекторным светом в щель между низко нависшими тучами и промокшей, парящей землей.





    Солнечные лучи пробили небольшое клубящееся облачко тумана, и в нем вдруг возник радужный эффект. Цветные переливающиеся  разводы заиграли прямо перед нами, на расстоянии всего лишь нескольких метров. Туман струился, молочным шлейфом стекал с крутого берега к реке, и вместе с ним слегка двигались и колыхались радужные пятна и полосы. Зрелище было совершенно феноменальное, радуга висела не в небе, а буквально плавала под ногами.  Никто из нас раньше ничего подобного не видел.  Я вообще уверен, что это редчайшее явление.



У меня возник новый приступ печали. Вспомнилась  фраза из любимого фильма «На грани»: «Если бы у меня был сейчас фотоаппарат, я бы стал миллионером».

   Зафиксировать и отобразить такое сложное оптическое явление под силу не каждому фотоаппарату, а что уж говорить про айфон.  Я, конечно, попытался запечатлеть волшебное свечение, но вышла какая-то жалкая хрень. Как в анекдоте:
   - Мне Паваротти совсем не понравился, картавит, в ноты не попадает...
   - Вы были на концерте Паваротти?
   - Нееет, мне Рабинович вчера по телефону напел




    В километре ниже по течению, в конце поляны мы нашли еще один дом скотников – пустующий, но совершенно нормальный, жилой. Рядом кострище, железная печка. Жерди старой изгороди попилены на чурбаки. Погнали лодки к этому берегу.






     У меня не хватило сил задернуть нос груженой байдарки на берег. Что-то с нашим судном случилось,  она стало неподъемным. Пришлось сперва отвязывать мешки и вынести их на берег. Только после этого я смог  выволочь лодку из воды и перевернуть. То что я увидел, мгновенно понизило алкогольный градус в моей крови с 50  (крепость колеандровки, которой мы с Колей весь день по чуть-чуть поддерживали жизнедеятельность организмов за неимением другой пищи на нашем раненом судне) до примерно 25-30 (а то и меньше).



По дну байдарки проходило два чудовищных пореза, затронувшие две донные секции. И еще один порез был на боковом основном отсеке. Через разрыв в шкуре пугающей грыжей вылезла внутренний резиновый надувной баллон, и на нем был заметен порез, к счастью не сквозной. Если бы боковая секция спустила посреди русла, где мы и цепанули за острый подводный камень, то наверняка бы мы с Колей хлебнули… Грустный день мог оказаться еще намного грустнее.


   Туман продолжал сгущаться, его слой становился выше, и разлился по всей долине.





     А в небе облака засветились оранжевыми и багровыми красками. Все мы дружно ахнули от этой необыкновенной красоты, родившейся так внезапно в конце серого, невзрачного дня.  Печально, что мой Canon пребывал в коме. Но айфон оказался молодцом, достойно справился и с туманом, и с закатом.























   А к ночи туман поглотил целиком всю Аркию и вообще все на свете.  Зимовье, старая изгородь, деревья едва проглядывали в сумеречном молоке таинственными силуэтами. Птицы притихли, даже кукушки заткнулись. А из котелка на печке распространялся манящий аромат. (Скотники днем угостили нас мясом). Взошедшая луна тускло подсвечивала нержавеющие стаканчики на столе, в которые уже было заботливо налито…





     Где-то поблизости, в темноте, за туманом злился гуран (он же косуля, он же козел), он рявкал из темноты редким отрывистым то ли лаем, то ли кашлем. Его явно бесило наше присутствие. Попробовали передразнивать наглому животному, отвечать ему по очереди на его же языке. Завязалась славная перепалка, типа дебатов нескольких человек с  невидимым козлом. В итоге интересно и содержательно пообщались. Обе стороны остались каждый при своем мнении, зато размяли голосовые связки. В ходе экспериментов я выяснил, что наиболее похожий козлиный лай получается если рявкать не на выдохе, а на резком вдохе.
     Ну, вот такой получился день – грустный в начале, красивый в конце и веселый в своем завершении.
  … Знаю, знаю, что вы сейчас хотите сказать: «Вот придурки! … Нам бы их заботы».  Да…, и нам  бы ваши заботы вместо наших собственных, завтрашних.  Завтра нам предстоит ремонт байдарки.  Ни заплаток, ни иглы с нитками у нас нет. Простая же, «детская» речка, вот и не взяли.  Короче, читайте продолжение, главу вторую

Метки:

Записи из этого журнала по тегу «Газимур»

Комментарии

( 19 комментариев — Оставить комментарий )
chukcha_ghek
4 июл, 2016 17:25 (UTC)
на воде - никакой колеандровки!
только лайтовые напитки, желательно в спасительных баллонах по 2,5 литра.
lesnyanskiy
5 июл, 2016 00:45 (UTC)
Это теория. А практика ей противоречит )))
chukcha_ghek
5 июл, 2016 05:09 (UTC)
это суровая практика, Саша, проверенная оверкилями. :) Теоретики сидят дома.
зы; лайтовые напитки содержат в себе до 8%, спасая не только от жажды.
lesnyanskiy
5 июл, 2016 05:32 (UTC)
Соглашусь! ... Но у нас в лодке был только лишь самогон )))
livejournal
4 июл, 2016 17:28 (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
(Удалённый комментарий)
kuznetsov_vv
4 июл, 2016 19:06 (UTC)
детская река. хм. детская река это Читинка
lesnyanskiy
5 июл, 2016 00:44 (UTC)
Точно также можно на ней кильнуться или под завал попасть
kuznetsov_vv
5 июл, 2016 03:04 (UTC)
можно. но сразу можно выйти. обсохнуть и на троллейбус и домой
Юрий Черепанов
4 июл, 2016 23:16 (UTC)
Стивен Кинг отдыхает. Я пока читал поседел... этож как тебя угораздило очередной фотик утопить (((( 5DSR??
P.S. еще одна статья про #фотоутопленников и я буду вынужден отписаться от тебя. Сердце не выдержит ;)
travel54
5 июл, 2016 05:29 (UTC)
А пишете вы, Александр, едва ли не лучше, чем фотографируете. Бог с ним, с фотоаппаратом.
lesnyanskiy
5 июл, 2016 05:35 (UTC)
Вот спасибо за такой отзыв – это очень приятно! )
plemyash_sergei
5 июл, 2016 10:00 (UTC)
Живенько. При прочтении получился эффект присутствия!
Речка очень красивая! Почитаешь, посмотришь! Хоть ты меняй место жительство раз в 2 года:), что бы была возможность видеть такие места!
rezvykhmax
6 июл, 2016 14:27 (UTC)
Фотопейзажи прямо тёрнеровские вышли. Красота!
vera_nata
8 июл, 2016 15:00 (UTC)

И я тоже не смогла "опустить глаза" и НЕ читать - даже при всей драматичности событий.
Читала в метро и хохотала, извините, не могла удержаться.
Фото с радужным туманом красивые получились. Айфон и его хозяин - настоящая команда.
И да, переживала за фотооборудование, хотя уже знала продолжение.

ski_traveller
19 июл, 2016 10:08 (UTC)
Ну, ведь не зря же говорят, что река пьяных не любит. Она их наказывает.
"Пьянствовать на воде нельзя!" - данное правило не на пустом месте придумано.

Если без алкоголя не получается отдыхать на природе, то пить можно вечером, когда уже вылезли из лодок. Выпил, расслабился, уснул.
ski_traveller
19 июл, 2016 10:19 (UTC)
А рассказ интересный. С удовольствием читал. (Только частое упоминание алкоголя все же напрягает.)

Айфон вроде бы неплохо фотографирует. На мой смартфон снимки гораздо хуже получаются.

Я сплавлялся по рекам на 4-местном катамаране с фотоаппаратом в руке. Снимал видеоролики при прохождении порогов. Но, мне повезло. Катамаран ни разу не опрокинулся. Так что фотоаппарат не намок.

Во время сплава я узнал, что на катамаране живут таинственные существа с именами Гребибля, Гребубля и Кудабля. Никто их не видел, но при прохождении порогов их часто вспоминают и громко зовут.
lesnyanskiy
19 июл, 2016 13:43 (UTC)
Должен быть еще, наверное, и Щасбля :)
Спасибо за отзывы
( 19 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars