?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост


Начало здесь:  Часть 1



День восьмой. 28 февраля


Недовосхождение

    В ночь перед штурмом горы мне не спалось, как солдату на фронте перед наступлением. Каждые полчаса я смотрел на часы – не опоздать бы на войну. Ровно в пять утра, согласно директорскому приказу я вылез из спальника. Двигался медленно, осторожно, стараясь не разбудить товарищей, но Серега проснулся и попросил: «Саня, глянь, что там – снег или звезды?». А чего там смотреть!? – Темнота могильная, собственной вытянутой руки не разглядеть. Если зажмуриться и укрыться с головой, то «увидишь» практически тоже самое. Одно только ясно, что холодно там до жути. И слышно в тишине, как от мороза лед на озере лопается и деревья потрескивают.

    В потемках вскипятили воду из снега, заварили и съели по два пакетика каши, попили чай у костра. При этом почти не разговаривали. Я молчал тише всех. Я всегда немею, когда что-то нешуточное предстоит.

 Вышли из лагеря до восхода, в 7:30. Небо только-только начало сереть. До нашей закладки под камнем налегке добежали за два часа, даже не вспотели. Ну, как добежали… – дошли. Все равно это было долго и отняло много сил. Когда пересекали второе озеро, солнце осветило горы и подожгло макушку Акульего Плавника красным цветом.

1. Это не совсем вершина горы, ее отсюда не видать


2. Вышли в цирк


3. Готовимся к восхождению возле большого камня, где вчера оставили снаряжение



     И вот мы в полной амуниции, в страховочных системах, в кошках, с ледорубами начинаем подъем на перевал, или, как в книжках пишут, «приступаем к штурму»). Время 10.00. Высота возле «обелиска» примерно 2000м, перевал на 350 метров выше, а от него до вершины Акульего Плавника еще плюс 350 м по вертикали.

4.


    Серега пошагал первым, быстро и решительно. Следом за ним Рома. Они с Директором будут в одной связке. А мы с Андреем – во второй.
    В нижней части склон пологий, дальше гораздо круче, но все казалось просто. Однако уже через сотню метров возникли большие трудности. Мы старались держаться ближе к камням и избегать больших снежных полей, где выше опасность схода лавины. Держали курс на маленькие скалы, торчащие из-под снега.

5. Держим курс на скалы, торчащие из-под снега



    Но, не добравшись до них метров пятьдесят, стали просто утопать в снегу. Снег был очень глубокий и рыхлый, и совершенно не держал. А под его покровом скрыта крупно-глыбовая осыпь с огромными дырами и щелями между камней.
     Когда ты проваливаешься в таком месте (а происходило это на каждом шагу), то не находишь под собой никакой опоры, нога повисает в какой-то бездонной пустоте. Кое-как выбираешься, встаешь на ноги, переводишь дух, делаешь новый шаг. И снова проваливаешься по пояс, да еще и сползаешь на метр обратно по склону. Барахтаешься в сугробе пять, десять минут, но не можешь стронутся с места. Рядом, чуть выше и в стороне точно также месят снег твои друзья, но они, вроде бы, по чуть-чуть продвигаются вверх, а ты по-прежнему топчешься все там же.
    Рома почти дополз до камней, возится с веревкой, похоже пытается там закрепиться за скалу и бросить перила. Но как-то уж очень долго все…. На часы не смотрю, но испытываю ощущение, что мы не топчемся на месте уже минут сорок, и ничего не происходит. Рома пытается закрепить веревку, но впечатление такое, что он просто так там стоит. А у меня сил уже нет совсем. Чувствую себя беспомощным и близок к апатии, уже думаю, как бы я искренне обрадовался, если бы случилось невероятное и Директор вдруг сказал: «Да ну ее к черту, эту гору, все, хватит, пойдемте домой». Но это абсолютная фантастика, Серега никогда такого не произнесет, ему даже подобная мысль в голову не придет. Он чуть в стороне продолжает медленно карабкаться вверх и дает какие-то указания и советы Роме. Нужно уходить вбок от этих камней. Я переползаю в сторону, за Серегой, но все равно не могу ни на шаг вскарабкаться выше по склону, только все больше укапываюсь в снег, уже по грудь. «Ползи на карачках, на четырех точках…», – рекомендует Директор Походов. Я становлюсь на колени и опираюсь локтями и пробую выбраться из снежной рыхлятины. И вдруг у меня получается!

    Дальше лезть проще, хоть и склон круче. Достаточно плотный снег, в котором Серега рубит ступени, вбивая ботинок в наст. Мы идем по его следу уже нормальным темпом.

6.


    В крутой части подъема соединяемся по двое в связки, страхуемся и пользуемся жумарами. Если здесь сорваться, то катиться будешь до самого низа.
Позади нас остается четкая тропинка, это очень хорошо, она пригодится на спуске.

    В 12:10 мы на перевале. Погода на удивление хорошая. Ветер, конечно, есть, но день солнечный. А когда есть солнце, то и настроение веселее. Но все-таки я в напряжении, во-первых от того, что страшно устал, а во-вторых, потому что самое трудное еще только впереди.

7. Мы на перевале


    Высота перевала примерно 2350м, а Акулий Плавник (2700 м) возвышается над ним огромным скалистым треугольником. Вся гора перед нашими глазами, и отсюда она не кажется такой грозной, как издали, с соседних гребней.
    Западная сторона перевала – это вертикальный обрыв с нависающими снежными карнизами, готовыми обрушится в любой момент. К Плавнику мы приближаемся, идя траверсом чуть ниже гребня по восточному склону, но здесь тоже круто и лавиноопасно. Идем на страховке, с максимальным интервалом. Серега с Ромой в связке идут первыми, наша с Андреем пара, следует за ними. Директор впереди. Под Серегиными ногами в одном месте вдруг слышится нехороший звук: «У-ух!». Так бывает, когда снежная пластина лопается, отделяется от склона и готова сорваться вниз. Серега замирает на месте…, предупреждает нас об угрозе, потом осторожно проходит опасный участок, мы следом.

    Склон горы в нижней части (от перевальной седловины) вначале, действительно, не сложный, «ходится ногами». Но чем выше, тем опаснее становится подъем, и мы движемся осторожно и внимательно, по переменке страхуя друг друга.
    Ну, и как полагается в жанре приключенческого рассказа, погода тем временем резко портится и начинается пурга. По перевалу проносится ледяной ветер, он подметает склоны, крутит маленькие снежные смерчи, обжигает холодом, сечет снежной крупой не закрытые маской и очками участки лица.

8.


9.



    Я опять ловлю себя на том, что безостановочно напеваю: «Фа-ина, Фа-и-на, Фаина-Фаина- Фаина». Напеваю молча, про себя: «Фа-ина, Фай-на-на, Гопа-гопа-гопа, Фай - Фаина-Фаина!». Я не понял каким образом, но три дня назад в мой мозг клещом впился этот древний «нанайский» мотив, вертится в голове, и уже высверлил там дырку. И днем, и ночью я про себя непроизвольно твержу эту песенку. Прилипчивая чепуха прекрасно попадает в ритм шага: «Фа-ина, Фа-ина, Фаина-Фаина, Фай-на-на!». Очень удобно слушать музыку в голове, без всякого плеера в ушах. Но через пол дня это надоедает и уже хочется избавиться от навязчивой «Фаины». Пытаешься насильно выбросить из башки этот бред… но через минуту все равно шевелишь челюстями, напеваешь одними мышцами лица ту же самую мелодию: «Фа-ина, Фа-и-на, Фаина-Фаина Фа-ина!». И ночью тоже самое: с боку на бок переворачиваешься, а вголове: «Шина-шина-шина, Гопа – ши-на-най. Гопа-шина-гопа-шина Гопа-шинанай!».

    Крутизна подъема растет, а ниже нас склон обрывается пропастью. Теперь мы идем очень медленно, каждый шаг опасен. Все разговоры между напарниками ограничены короткими фразами и командами. Казалось бы, мозг должен быть сосредоточен исключительно на страховке, но часть извилин продолжают транслировать нанайскую дурь: «Фа-ина… Перила готовы! …Фа-ина, Фаина-Фаина … Иду, страхуй! … Фай-наа!... Фа-ина, Фа-ина… Перила свободны! … Фаина-Фаина, Фай-на-на!, Гоп! Гоп! Фа-й-на-на …Осторожно, веревка зацепилась!... Гопа-гопа-гопа –Фай-Фаина-Фаина!…». Вот же зараза, горный психоз какой-то! Белая акулья горячка.

10. Вид со склона горы вниз на перевал


    Что касается самой вершины, то не так уж мне на нее и охота, нет во мне азарта, я покорно подчиняюсь общему стремлению моих товарищей.
Никакой «асфальтовой дороги» на вершину нет. Наоборот, гребень впереди сделался еще более узким, крутым и скалистым. Серега все время лезет первым, просматривает путь наверх и все поглядывает на руку, следит за временем. А на часах уже 15:30.

    Когда до макушки Акульего Плавника по прямой оставалось каких-то сто – двести метров, а по вертикали всего лишь метров пятьдесят, двигаться вверх без капитальной страховки стало опасным. Забивать крючья и делать страховочные станции намного дольше, чем просто идти в связке, и на это у нас уже не осталось времени. Серега пролез вперед еще половину длины веревки, оценил обстановку, вернулся к нам принял решение возвращаться: «Дальше все по-серьезному. Если даже и поднимемся, то засветло слезть не успеем. Давайте спускаться, иначе ночь нас застигнет на горе», – сказал Директор Походов.

11.



    Не знаю, кто как, а я с молчаливой радостью принял эту новость, мне уже хватило адреналина. Но, зная неплохо Серегу, я был почти уверен, что продолжение последует….. Однако сейчас разговоры о планах на завтра были не уместны.
    Куском веревки Серега обвязал прочный камень, в получившуюся петлю (локалку) пропустил основной 50-метровый двойной спусковой шнур, бросил его вниз. Шнур распустился по гребню, но нижние метров двадцать веревки сползи в обрыв и упали повисли в пустоте. Дюльфером прошел вниз один, второй, третий. Затем спустился Серега, выдернул веревку из локалки, привязал новую петлю и спустил вниз следующие перила. Таких дюльферов получилось не меньше пяти, пока мы не дошли до относительно безопасной, менее крутой части склона, и дальше пошли просто в связках, попеременно страхуя друг друга. «Фа-ина, Фа-и-на, Фаина-Фаина Фа-ина!». Идти вниз вообще подходящая мелодия…, черт бы ее побрал!

12.


13. Спускаемся обратно на перевал. Временами горы застилает снежная пелена



    Примерно на середине горы Рома вдруг крикнул: «А-а-а!!! Падаю!» и полетел по крутому склону, заканчивающимся через сто метров бездной. Серега с размаху воткнул ледоруб рукояткой в снег и упал на него всем телом. Рома проскользил по насту метров тридцать, и успел затормозить раньше, чем натянулась веревка. Это были страшные секунды, но сам по себе случай, можно сказать, рядовой для такого рода восхождений, штатная ситуация.

    На перевальной седловине мы остановились, чтобы отдышаться и осмотреться. Наши маски покрылись куржаком, а в районе рта и носа сырая от дыхания ткань замерзла и затвердела. Ресницы стали белыми от инея. При этом от пота вся одежда изнутри отсырела, и долго оставаться на месте было нельзя, порывы бешеного ветра в три секунды выдували тепло из-под куртки, холод быстро пробирался к телу.

14. Акулий Плавник за спиной у Шамана


15.


16.


17.



    Перед спуском с перевала Серега съел аж три таблетки ибупрофена (двух уже не хватало), чтобы унять боль в коленях. Прихрамывая на обе ноги, он шел, замыкая нашу колонну.

    Невероятно, но за то время, что мы были наверху, наши утренние следы полностью занесло снегом, даже ни одной впадинки от ступеней не осталось. Склон принял абсолютно первозданный вид, и снова приходилось угадывать путь по целику, чтобы не угодить в снежную рыхлятину. А я все напевал про себя «Фаину», радостно шагал вниз и робко надеялся, что мы больше сюда не вернемся. Но очень скоро я узнал, что вернемся. Примерно в шесть вечера мы спустились с перевала к камню и Серега сказал: «Ну что ж, хорошая тренировочка получилась! Денек отдохнем, и снова полезем на Плавник. Я думаю, что завтра нужно перенести лагерь сюда, к камню. Тогда послезавтра мы сэкономим два часа на подходе от озера и успеем нормально подняться на вершину и спуститься к палатке до темна. Какое у нас сегодня число?... Хорошо, время есть, даже если один день будет непогода».
Вещи оставили под «обелиском», с высоты недолго полюбовались на долину Бамбуйки, в мягком закатном свете, и поспешили вниз, к нашему дому на краю леса.

18.



    К палатке подошли в 19:30. Первым делом развели костер, и тотчас же достали спирт, и его тоже немного развели. С какой-то особой страстью выпили на троих. На троих – потому что Шаман совсем не употребляет. Закусили салом, которое Андрюха тоже, кстати, не любит. Это, однако, не мешает ему вместе со всеми полноценно радоваться жизни. И как ему это удается, до конца понять не могу.
    Ужинали у костра, потом очень долго – до половины второго ночи – гоняли чаи в палатке, встречали весну, – наступило 1 марта. Сидели очень весело, и было не холодно. Неужели организм адаптировался к морозу или, на самом деле потеплело?...

Продолжение Часть 7

Комментарии

( 30 комментариев — Оставить комментарий )
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
ame_hitory
14 фев, 2015 09:41 (UTC)
Уххх, блин. Эпично.
"Фаина" вообще доставила ))) Вот бывает, да, привяжется какая-нибудь мутотень, и полощет мозг день-два-три. Причём, чаще и патологичнее это происходит именно когда нервы и стресс.
krambambyly
14 фев, 2015 09:44 (UTC)
Как труден ваш путь, но потом будет и радость и гордость за восхождение. Держитесь.
kedra1
14 фев, 2015 10:00 (UTC)
Спасибо. Очень пробирает :)
usefff
14 фев, 2015 10:21 (UTC)
!!!!
Крутяк

P.S.
аааааа зачем так много и выразительно про Фаину, она теперь у меня в голове, зараза такая :)))
lesnyanskiy
14 фев, 2015 11:48 (UTC)
ну не мне же одному от нее страдать )))
Я когда писал текст, чуть было по новой на нее не подсел :)
dimorfant
14 фев, 2015 10:25 (UTC)
Панорамки ниччё так, есть где с фотоаппаратом развернуться. :)
kuschilop
14 фев, 2015 10:31 (UTC)
Фантастическая красота.
ijb66
14 фев, 2015 10:58 (UTC)
спасибо, с большим удовольствием читаю и смотрю. жду.
если не трудно, один технический вопрос (можно в конце сериала): опишите оборудование, на которое снимали, какая камера, стекло, сколько аккумуляторов/батареек и сколько вся эта радость весила.
lesnyanskiy
14 фев, 2015 15:15 (UTC)
Был профессиональный Canon 1 Ds Mark II с родным объективом 28-70\2,8 L
Батареи и него большие, тяжелые. Четыре штуки брал. Общий вес не меньше 4 кг
(без темы) - ijb66 - 14 фев, 2015 17:07 (UTC) - Развернуть
slood
14 фев, 2015 12:26 (UTC)
ждем финального штурма! ))
livejournal
14 фев, 2015 13:03 (UTC)
Залезть на Акулий Плавник. Часть 6
Пользователь wh0_is_wh0 сослался на вашу запись в своей записи «Залезть на Акулий Плавник. Часть 6» в контексте: [...] Оригинал взят у в Залезть на Акулий Плавник. Часть 6 [...]
galina_zdvrn
14 фев, 2015 13:08 (UTC)
Я дальше идти не могу...страшно хочу домой:(, дышу через раз. Голову сверлит мысль, а на кой черт мне это надо? Желание снять вот тот самый гениальный кадр пропало бесследно
Вы спрашивали, читаем ли мы? Да мы проживаем каждый эпизод, как-будто в реальности! Но это нереально страшно. Путь домой не менее сложен и долог...
lesnyanskiy
14 фев, 2015 13:22 (UTC)
я очень, очень этому рад!
vvtrofimov
14 фев, 2015 13:38 (UTC)
Суровые маньяки :-)
lesnyanskiy
14 фев, 2015 15:10 (UTC)
зачетный комплимент! )))
buruhtan_buru
14 фев, 2015 17:08 (UTC)
Здорово! Молоды!
phototon1c
14 фев, 2015 18:03 (UTC)
Все по-настоящему, сурово! Жду продолжения!

PS Как теперь жить? В голове - Фаина!
lesnyanskiy
15 фев, 2015 01:44 (UTC)
))) ну мне же удалось пережить Фаину!
(без темы) - phototon1c - 15 фев, 2015 08:16 (UTC) - Развернуть
inessa1000
15 фев, 2015 05:38 (UTC)
При чтении дух захватывает до жути! Круто канеш, но никогда не пойму: зачем ТАК рисковать? Адреналина и так через край от одной зимней палаточной ночевки) Ну это я озвучила свой взгляд дилетанта, видимо что-то в этом есть раз некоторые сумасшедшие мужики без подобного экстрима жизни не представляют. Мне всегда почему-то их родственников жаль: ведь переживают каждый день за своих "крутышек", теряют нервы и здоровье... А нам-то чего? Нам по кайфу! Автор, пиши еще!)))
lesnyanskiy
15 фев, 2015 07:39 (UTC)
Родственникам наоборот кайф, мы их после похода еще сильнее любим ))
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
( 30 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars